У КРАЯ БЕЗДНЫ-5

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

У КРАЯ БЕЗДНЫ-5

Сообщение  askan в Пт Фев 19, 2010 8:02 pm

У КРАЯ БЕЗДНЫ-5

Константин Симонов
Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В.Сталине
27 февраля 1979 года

Я вспомнил об этом к тому, что, хотя мы окружили, разбили, в общем, разгромили, это не будет преувеличением сказать, японцев на монгольской территории, но что будет дальше и начнется ли большая война с Японией, было неизвестно, как мне тогда казалось, можно было ждать и этого. А то, что там, в Европе, наши войска вступают в Западную Украину и Белоруссию, мною, например, было встречено с чувством безоговорочной радости. Надо представить себе атмосферу всех предыдущих лет, советско-польскую войну 1920 года, последующие десятилетия напряженных отношений с Польшей, осадничество, переселение польского кулачества в так называемые восточные коресы, попытки колонизации украинского и в особенности белорусского населения, белогвардейские банды, действовавшие с территории Польши в двадцатые годы, изучение польского языка среди военных как языка одного из наиболее возможных противников, процессы белорусских коммунистов. В общем, если вспомнить всю эту атмосферу, то почему же мне было тогда не радоваться тому, что мы идем освобождать Западную Украину и Западную Белоруссию? Идем к той линии национального размежевания, которую когда-то, в двадцатом году, считал справедливой, с точки зрения этнической, даже такой недруг нашей страны, как лорд Керзон, и о которой вспоминали как о линии Керзона, но от которой нам пришлось отступить тогда и пойти на мир, отдававший Польше в руки Западную Украину и Белоруссию, из-за военных поражений, за которыми стояли безграничное истощение сил в годы мировой и гражданской войны, разруха, неприконченный Врангель, предстоящие Кронштадт и антоновщина, — в общем, двадцатый год.

То, что происходило, казалось мне справедливым, и я этому сочувствовал. Сочувствовал, находясь еще на Халхин-Голе и попав неделей позже, обмундированный по-прежнему в военную форму, с Халхин-Гола в уже освобожденную Западную Белоруссию. Я ездил по ней накануне выборов в народное собрание, видел своими глазами народ, действительно освобожденный от ненавистного ему владычества, слышал разговоры, присутствовал в первый день на заседании народного собрания. Я был молод и неопытен, но все-таки в том, как и чему хлопают люди в зале, и почему они встают, и какие у них при этом лица, кажется мне, разбирался и тогда. Для меня не было вопроса: в Западной Белоруссии, где я оказался, белорусское население — а его было огромное большинство — было радо нашему приходу, хотело его. И, разумеется, из головы не выходила еще и мысль, не чуждая тогда многим: ну а если бы мы не сделали своего заявления, не договорились о демаркационной линии с немцами, не дошли бы до нее, если бы не было всего этого, очевидно, связанного так или иначе — о чем приходилось догадываться — с договором о ненападении, то кто бы вступал в эти города и села, кто бы занял всю эту Западную Белоруссию, кто бы подошел на шестьдесят километров к Минску, почти к самому Минску? Немцы. Нет, тогда никаких вопросов такого свойства для меня не было, в моих глазах Сталин был прав, что сделал это. А то, что практически ни Англия, ни Франция, объявив войну немцам, так и не пришли полякам на помощь, подтверждало для меня то, что писалось о бесплодности и неискренности с их стороны тех военных переговоров о договоре, который мог бы удержать Германию от войны.

Вдобавок было на очень свежей памяти все давнее: и Мюнхен, и наша готовность вместе с Францией, если она тоже это сделает, оказать помощь Чехословакии, и оккупация немцами Чехословакии, — все это было на памяти и все это подтверждало, что Сталин прав. Хотя все вроде было так, а все-таки что-то было и не так, какой-то червяк грыз и сосал душу. За этим стояло не до конца осознанное ощущение — очевидно, так, именно ощущение, а не концепция, — что мы из-за договора о ненападении в чем-то из кого-то одного стали кем-то другим. С точки зрения государства, самоощущения себя как человека этого государства, все вроде было правильно. С точки зрения самоощущения себя как человека той страны, которая была надеждой всего мира, вернее, не всего мира, а всех наших единомышленников в мире, главной надеждой в борьбе с мировым фашизмом — мы говорили тогда о мировом фашизме, он был для нас не только немецким, — было что-то не то. В этом прежнем самоощущении было что-то утрачено. Я это чувствовал и знал, что это чувствуют другие.

Возвращаясь в мыслях к тому времени, к тогдашним психологическим ощущениям человека, в общем, сознательно поддерживавшего Сталина, а в то же время бессознательно что-то не принимавшего во всем этом, — думаю сейчас о самом Сталине. Как быть в этих обстоятельствах, когда, с одной стороны, Франция и Англия не хотели заключать к чему-то обязывающего не только нас, но и их серьезного военного договора, а с другой стороны, фашистская Германия предлагала пакт о ненападении и готова была при этом в случае войны с Польшей не переступать линию Керзона, не доходить до наших границ, а, наоборот, дать нам дойти до этой линии, некогда предполагавшейся как справедливая граница между нами и Польшей?
****************************************************************************************

Версальский договор
(Извлечение)
28 июня 1919 г. был подписан мирный договор между странами Антанты и Германией.

Вместе с договорами, подписанными странами Антанты с Австрией, Болгарией, Венгрией и Турцией (Сен-Жерменский от 10 августа 1920 г., Нейиский от 27 ноября 1919 г., Трианонский от 4 июня 1920 г. и Севрский от 10 августа 1920 г., Лозанский, подписанный двумя актами - от 30 января и от 24 июля 1923 г.), договор с Германией составляет так называемую Версальскую систему послевоенного устройства мира. Версальская система имела антисоветскую направленность. Она отражала стремление западных держав задушить революционное движение и поставить в подчиненное положение побежденные страны. Версальская система не привела к ослаблению, смягчению основных противоречий, вызвавших начало первой мировой войны, что в конечном счете привело к возникновению второй мировой.

Текст всех договоров, составлявших Версальскую систему, начинался с устава Лиги наций - международной организации, созданной для смягчения межимпериалистических противоречий.

Державы-победительницы поделили между собой германские колонии, однако, стремясь замаскировать циничный передел мира, создатели Версальской системы ввели систему "мандатов", т. е. формально бывшей колонией государство-мандатарий управляло по поручению Лиги наций.
****************************************************************************

***Справочная статья их Энциклопедии Третьего Рейха***

Договор, официально завершивший 1-ю мировую войну. Подписан 28 июня 1919 в Версале (Франция) Соединенными Штатами Америки, Великобританией, Францией, Италией и Японией, а также Бельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Эквадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом, Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Сербо-Хорвато-Словенским государством, Сиамом, Чехословакией и Уругваем, с одной стороны, и капитулировавшей Германией - с другой. Условия договора были выработаны после длительных секретных совещаний на Парижской мирной конференции 1919-1920. Договор вступил в силу 10 января 1920 после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами - Великобританией, Францией, Италией и Японией. Сенат США отказался ратифицировать Версальский договор из-за нежелания США связывать себя участием в Лиге Наций. Взамен этого США заключили с Германией в августе 1921 особый договор, почти идентичный Версальскому, но не содержавший статей о Лиге Наций. По Версальскому договору Германия возвращала Франции Эльзас-Лотарингию (в границах 1870); Бельгии - округа Мальмеди и Эйпен, а также т. н. нейтральную и прусскую части Морене; Польше - Познань, части Поморья и другие территории Зап. Пруссии; город Данциг и его округ был объявлен "вольным городом"; город Мемель (Клайпеда) передан в ведение держав-победительниц (в феврале 1923 присоединен к Литве). В результате плебисцита часть Шлезвига в 1920 перешла к Дании, часть Верх. Силезии в 1921 - к Польше, к Чехословакии отошел небольшой участок силезской территории. Саар переходил на 15 лет под управление Лиги Наций. Угольные шахты Саара были переданы в собственность Франции. По Версальскому договору Германия признавала и обязывалась строго соблюдать независимость Австрии, Польши и Чехословакии. Германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной в 50 км подлежала демилитаризации. Германия лишалась всех своих колоний, которые позднее были поделены между главными державами- победительницами.
По условиям Версальского договора вооруженные силы Германии ограничивались 100-тысячной сухопутной армией; обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота подлежала передаче победителям. Германия обязывалась возместить в форме репараций убытки, понесенные правительствами и отдельными гражданами стран Антанты в результате военных действий.
Согласно ст. 116 Германия признавала "...независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1-му августа 1914 года", а также отмену Брестского мира 1918 и всех других договоров, заключенных ею с советским правительством.
Размеры и условия репарационных платежей неоднократно пересматривались. США предоставляла германским монополиям огромные займы. В 1931 Германии был предоставлен мораторий, после чего выплата репарационных платежей была прекращена.
Недовольство немецкого населения условиями Версальского договора было использовано Гитлером и нацистами в целях создания массовой базы для своей партии. В марте 1935 Гитлер ввел всеобщую воинскую повинность, чем нарушил военные статьи договора. В июне 1935 было заключено Англо-германское морское соглашение 1935, явившееся двусторонним нарушением Версальского договора.
Захват Германией Австрии (1938), Чехословакии (1938-39), Клайпеды (1939) и ее нападение на Польшу (1 сентября 1939) фактически означали окончательную ликвидацию Версальского договора.
****************************************************************************************
ОБСТАНОВКА ПОДПИСАНИЯ ВЕРСАЛЬСКОГО ДОГОВОРА

Версаль... 28 июня 1919 года... три часа пополудни. В Зеркальном зале главы государств, президенты, главы правительств, послы, министры и маршалы двадцати шести стран занимают места на тесно сдвинутых в ряд золоченых стульях.

После четырех лет борьбы первая мировая война окончена, Германия, наконец побежденная, собирается подписать мирный договор.

Внизу мраморной лестницы Андре Тардье и Клемантель встречают Клемансо, который в своем черном сюртуке и серых перчатках становится предметом бурной овации.

Свойственным ему резким голосом он замечает: "В самом деле, следовало бы постелить ковры на мраморной лестнице". Он поднимается по ней, шагая через несколько ступеней. На площадке он пожимает руки солдатам-инвалидам войны, для которых он позаботился отвести место у амбразуры окна, позади стола для подписания договора. "Вы страдали, - говорит он им, - вот ваша награда!"
* * *****
В центре Зеркального зала сооружено небольшое возвышение. Все великие мира сего и двадцать пять привилегированных дам смогут таким образом увидеть, как полномочные представители и делегаты поставят свои подписи под Версальским договором...

Клемансо садится в центре длинного стола, лицом к окнам. Справа от него - президент Соединенных Штатов Вильсон, слева - Ллойд Джордж. Место маршала Фоша остается свободным; он не одобряет договора, считая, что "последний не обеспечивает безопасности Франции". Бьет три часа.

В зал входит очень бледный, в старом черном сюртуке, новый германский министр иностранных дел Герман Мюллер.

Вдруг появляется солнце. Оно освещает террасы и листву парка, оно отражается в зеркалах и всех ослепляет.

Вполголоса Клемансо говорит: "О солнце, спутник победителей! Солнце Аустерлица... Солнце Марны, останься нам верным! Согревай всегда наши сердца и древнюю землю Франции!" Заведующий протокольным отделом приступает к поименному вызову немецких делегатов, а затем, в порядке очередности, всех делегаций, министры которых будут подписывать договор. В три часа пятьдесят минут подписание договора полномочными представителями заканчивается. Раздается гром орудийных салютов в честь победы, и его раскаты как бы подчеркивают слова Клемансо: "Господа, все подписи поставлены. Подписание условий мира между союзными и присоединившимися державами и Германской республикой свершилось. Карта освобожденного мира окончательно установлена. Заседание закрывается!"

После этого главы государств, министры, генералы, дипломаты направляются в парк.

Клемансо отделяется от общего шествия, так как он желает пройтись вместе с Вильсоном и Ллойд Джорджем.

Охваченная энтузиазмом толпа приветствует трио. Союз этих трех людей представляется ей надежным залогом мирного и цветущего будущего.

........................................

Глядя на проходящее мимо трио, Бернард Шоу, всегда полный сарказма, произносит: "Пять месяцев переговоров слишком похожи на историю о "десяти маленьких индейцах", которые в результате различных приключений исчезают один за другим, пока наконец десятый не остается один! Разве мы не видели, как сначала заседал Совет десяти, затем Верховный Совет пяти, затем Совет четырех и наконец Совет трех, тех самых, кому толпа сейчас аплодирует. Они и есть строители новой Европы".

Табуи Женевьева. Двадцать лет дипломатической борьбы. - М., 1960.- С. 37-39.
****************************************************************************************

"РУССКИЙ ВОПРОС" НА МИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИЙ

Одним из вопросов, обсуждаемых на Парижской мирной конференции, был так называемый "русский вопрос". В ходе обсуждения отношения западных держав к Советской России обнаружились различные подходы к решению "русского вопроса", но сущность политики империалистов сводилась к ликвидации революционных преобразований в России. Ниже приведен отрывок из книги 3. М. Гершова "Вудро Вильсон", который свидетельствует о позиции американского президента в выборе методов борьбы с большевизмом.

20 января на конференции выступил бывший французский посол в России Ж. Нуланс. Этот воинствующий интервенционист основной акцент делал на "ужасах большевизма". На следующий день первым взял слово бывший датский посол в России Э. Скавениус, также призывавший к продолжению интервенции. Следующим оратором был Вильсон... Отклонив доводы сторонников вооруженной интервенции, президент заявил: "В создавшейся в России ситуации ясно одно: союзники, вступив в борьбу с большеризмом с оружием в руках, в действительности помогают делу большевизма. Утверждение, что союзники действуют против народа (России.- З. Г.) и хотят установить свой контроль над страной, дало большевикам возможность набрать целые армии. Если, с другой стороны, союзники смогут отбросить свою гордость и естественное отвращение (!), которое они питают к большевикам, и встретятся с представителями всех организованных группировок (в России - З. Г.), это нанесет серьезный ущерб большевизму". Глава американской делегации предложил пригласить представителей Советского правительства и контрреволюционных правительств на территории России на специальную конференцию в Салоники или на остров Лемнос. При этом он недвусмысленно заявил, что США исключают возможность дипломатического признания Республики Советов. "Совет десяти" согласился с основными положениями Вильсона.

Гершов З. М. Вудро Вильсон.- М., 1983.- с. 230.
**************************************************************************************

ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И СССР.

23 АВГУСТА 1939 г.

Правительство СССР и Правительство Германии, руководствуясь желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

3. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

4. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

5. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры и конфликты исключительно мирным путем в порядке дружеского обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

6. Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

7. Настоящий договор подлежит ратификации в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.
******************************

СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

По случаю подписания Пакта о Ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся представители обеих Сторон обсудили в строго конфиденциальных беседах вопрос о разграничении их сфер влияния в Восточной Европе. Эти беседы привели к соглашению в следующем:

1. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими Сторонами.

2. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан.

Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение независимости Польского государства и о границах такого государства, будет окончательно решен лишь ходом будущих политических событий.

В любом случае оба Правительства разрешат этот вопрос путем дружеского согласия.

3. Касательно Юго-Восточной Европы Советская сторона указала на свою заинтересованность в Бессарабии. Германская сторона ясно заявила о полной политической незаинтересованности в этих территориях.

4. Данный протокол рассматривается обеими Сторонами как строго секретный.
*************************************************************************************
ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ.

28 СЕНТЯБРЯ 1939 г.

Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно, как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

1. Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

2. Обе Стороны признают установленную в статье 1 границу, обоюдных государственных интересов окончательной, и устраняют всякое вмешательство третьих держав в это решение.

3. Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии - Правительство СССР.

4. Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами.

5. Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.
************************

СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

Нижеподписавшиеся полномочные представители заявляют о соглашении Правительства Германии и Правительства СССР в следующем:

Секретный дополнительный протокол, подписанный 23 августа 1939 года, должен быть исправлен в пункте 1, отражая тот факт, что территория Литовского государства отошла в сферу влияния СССР, в то время когда, с другой стороны, Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства отошли в сферу влияния Германии (см. карту, приложенную к Договору о Дружбе и Границе, подписанному сегодня). Как только Правительство СССР примет специальные меры на Литовской территории для защиты своих интересов, настоящая Германо-Литовская граница, с целью установления естественного и простого пограничного описания, должна быть исправлена таким образом, чтобы Литовская территория, расположенная к юго-западу от линии, обозначенной на приложенной карте, отошла к Германии.

Далее заявляется, что ныне действующее экономическое соглашение между Германией и Литвой не будет затронуто указанными выше мероприятиями Советского Союза.

Нижеподписавшиеся полномочные представители, по заключении Германо-Русского Договора о Дружбе и Границе, заявляют о своем согласии в следующем:

Обе Стороны не будут допускать на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны. Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью.

Цитируется по кн.: Пономарев М.В. Смирнова С.Ю. Новая и новейшая история стран Европы и Америки. т. 3. Москва, 2000 г. сс. 173-175
****************************************************************************************
P.S.
Среди гнусавого тявканья либерас-демосратов современности, пытающихся очернить Память о Великой Отечественной Войне в глазах современников, рассматривая то Время с позиций современной идеологии унитаза-потребления, притянув за уши не Сталинские репрессии конца тридцатых годов прошлого века, пытаюсь понять, а был ли другой исторический путь у страны Советов в то время, в окружении оголтелой ненависти всей Европы вместе с Америкой к моей стране? Перелопатил массу материала и в инете, и в исторических журналах, и прихожу все время к однозначному выводу – заключение пакта о ненападении между СССР и Германией была вынужденная политическая мера руководителей страны Советов и конкретно И. Сталина. Не было другого выбора у Сталина, когда Англия и Франция отказались от заключения военного союза с СССР против Германии, когда Англия Чехословакии предъявила откровенный ультиматум о сдаче своих территорий под юрисдикцию Германии. Польша отказывалась от помощи СССР, министр иностранных дел Польши Бек наотрез отказывался даже встречаться с представителями СССР для переговоров о дальнейшей судьбе Польши перед военной угрозой в расползавшейся, как раковая опухоль по Европе, военной экспансии Германии.

Германия возвращала своё, отнятое у неё после Версальского мирного договора. Гитлеру нужны были жизненные пространства, чтобы прокормить 80 миллионов немцев в Германии, набиравшей экономическую мощь, в Германии на подъеме своего политического и национального сознания, в Германии, где начался подъём рождаемости и в перспективе лет через 10 -15 народившихся детишек уже сельское хозяйство Германии могло и не прокормить. У Гитлера тоже особого выхода не было, как только с помощью оружия расширить жизненное пространство Германии за счет соседей, либо за счет колоний Англии и Франции на Ближнем Востоке. Там же были и есть огромные запасы нефти, которой в Германии не было.

Политической целью США, Англии и частично Франции было уничтожение СССР. Сказать, что Гитлер конкретно ненавидел СССР нельзя, скорее Гитлер относился к славянам, как к людям второго сорта, исходя из своей идеи величия нордической расы – арийцев. Хотя праславяне, как ныне уже известно, и являются первичными носителями этого имени – арии. Именно славяне Балкан так себя назвали когда-то, а потом расселились уже по всей Европе, Ближнему Востоку, Германии, Франции, средней полосе и югу России, Уралу, Индии, Пакистану, Ирану (Арьян-Иран) и далее по Средней Азии и Ближнему востоку, но уже с востока, а не с севера. Но это уже тема отдельного разговора.

Из документов Версальского договора хорошо видно, что Германия не имела права создавать сухопутную армию более 100 000 человек, а ВМФ ей было запрещено создавать вообще. У Германии нет своей нефти, а значит нет и бензина для зарождающего военно-воздушного флота Германии – Люфт-Ваффе. Откуда бензин (а потом и керосин) для самолетов? Из США через фирмы в Англии, Греции, Недерлады и так далее, но либо из Английских колоний, либо из США. Это чуть позже уже Гитлер стал получать горючее из Румынии, а в самом начале своего восхождения на вершину власти в Германии бензином снабжали его американцы. США очень много сделали для возрождения военной мощи Германии. И основной целью, куда Англия и США хотели натравить, как им казалось ручного и хорошо ими вооруженного Гитлера, был Советский Союз. Это уже чуть позже Гитлер начал играть свою игру, а вначале между Германией, Англией и США был сангам – слияние сердец в едином духовном порыве.

Люфт-Ваффе получал бензин из Англии и США через посреднические фирмы даже тогда, когда эти самые Люфт-Ваффе уже отбомбились по Английским городам. Нет такого преступления, на которое не пойдёт капиталист, ради прибыли, так что нет ничего удивительного в том, что капиталисты Англии делали деньги на крови своих сограждан. Волчья идеология и должна генерировать волчьи отношения между членами одной стаи и между стаями волков. Волчья стая – Германия решала свои проблемы с волчьей стаей Англия, используя для этого помощь ещё одной стаи, которая в драке не участвовала, а стояла в стороне, но при этом куски добычи аккуратно тянула к своим ногам.

Политическая ошибка Сталина, с моей колокольни, состояла в том, что он видя резкий военный подъём Германии и устемленный её жадный взгляд на Россию, начал вести предварительные договоренности с Англией и Францией о заключении военного союза против Германии. Если бы Сталин сразу поддержал Гитлера в его притязаниях на часть Европы, то, скорее всего, войну с СССР Германия не начала бы. Гитлер опасался войны на два фронта, ему нужен был уверенный мир на востоке, но мира быть не могло, потому что правительство СССР активно искало союза с его врагами.

Быстрые и уверенные победы Германии в Европе, особенно в Польше, на войну с которой Англия отводила Гитлеру годы, привели его к мысли, что вот так же легко и просто он разделается с Москвой, дойдёт до Волги, захватит источники нефти на Кавказе и водную артерии для переброски нефти в Германию, а Сталин просто будет вынужден заключить с Германией мирный договор на условиях Германии. Но случилось все так, как планировали политики Англии и США – им удалось, таки, натравить Германию на СССР, война началась, и пошла для Гитлера с самого начала на перкосяк. На переход границы СССР он отвел своим войскам всего полчаса, но граница в окружении дралась несколько месяцев, разрасталось партизанское движение, о котором Гитлер и его стратеги даже и не мыслили, когда разрабатывали тактические и стратегические военные задачи для Германской армии. Но все это было и все это висло гирями на ногах наступавшей немецкой армии, и всё это вместе с военными победами Красной Армии, в конце концов, привело советский народ к великой Победе над Германией и фашизмом вообще, и к поражению Германии во Второй Мировой.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 64
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения