ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Страница 2 из 3 Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Пн Май 24, 2010 11:42 pm

А почему мы, вернувшись с войны, думали: мы такие, мы сякие, мы все можем – и большинство заткнулось? С

1 25 мая 1945 года на приеме в Кремле в честь Победы Сталин произнес следующий тост: «Не думайте, что я скажу что-нибудь необычайное. У меня самый простой, обыкновенный тост. Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание невидное. За людей, которых считают "винтиками" великого государственного механизма, но без которых все мы, маршалы и командующие фронтами и армиями, грубо говоря, ни черта не стоим. Какой-нибудь "винтик" разладился, и кончено. Я поднимаю этот тост за людей простых, обычных, скромных, за "винтики", которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это скромные люди. Никто о них ничего не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, за наших уважаемых товарищей».

http://spear.forum2x2.ru/post.forum?mode=reply&t=392
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вс Июн 06, 2010 12:55 am

Стреляйте в террориста!


И вы попадете в его ловушку. Новая стратегия боевиков, опробованная на Израиле, придумана в расчете на правозащитников


Израильские военные эвакуируют раненых пленных
Армия обороны Израиля перехватила конвой с гуманитарным грузом, шедший в Газу, убив по крайней мере 10 человек и вызвав международный, гуманитарный и правозащитный скандал. О том, что конвой захватят, было известно. Собственно, так оно и планировалось. «Мы твердо намерены идти в Газу, несмотря на запугивания и угрозы насилия. Они вынуждены будут силой остановить нас», — сказала представительница гуманитарного конвоя Хуваида Арраф.

Так оно и случилось. Мирный конвой неплохо оборонялся — шесть израильтян получили ранения.

Теперь у меня вопрос.

Вот есть человек, который, как я считаю, посажен в тюрьму несправедливо. Допустим, Ходорковский. И я, Юля Латынина, объявлю, что в такой-то день и час я полезу к нему через колючку в тюрьму. И я полезу. И в меня будут стрелять.

Зачем я полезу? Чтобы передать груз? Нет, затем, чтобы стреляли.

Если целью Free Gaza было передать гуманитарные грузы — тогда почему не выгрузить их в израильском порту? Или — в египетском? У Египта тоже есть граница с Газой, и она перекрыта не кровавым израильским режимом. Она перекрыта арабским государством.

Через эту границу есть дыры, каждый владелец дыры отстегивает ХАМАСу, через дыру можно протащить все. Или представьте себе: конвой гуманитарных грузовиков направляется через египетскую границу к Газе. Что, египтяне будут стрелять?

То есть я обращаю ваше внимание, что заведомо целью конвоя не было решить ситуацию. Целью было — устроить трупы. Идеальным для организаторов конвоя было бы, если б израильтяне утопили все суда.

Блокада Газы существует по совершенно конкретному поводу. А именно — власть в Газе принадлежит террористической организации, преследующей целью уничтожение Государства Израиль. Если Умарову отправить гуманитарный конвой с неизвестным содержимым, что, Россия его пропустит?

Увы, в Газе мы имеем дело не просто с террористами. Мы имеем дело с новой стратегией терроризма, который давно не преследует цель максимизировать количество трупов врага. Он пытается максимизировать количество трупов собственных женщин и детей с целью добиться поддержки от глупых кяфиров.

Это раньше палестинские террористы просто обстреливали Израиль ракетами. Сейчас главное — расположить ракету на крыше школы, а лучше детского сада. Ударит ракета по Израилю — иншалла, будет два трупа. Ударят израильтяне в ответ — иншалла, будет целых десять трупов.

В Газе действительно нищета. Но не от недостатка денег. Вспомним, как пару лет назад, когда жители Газы прорвали блокаду со стороны Египта, российское ТВ показывало трогательные репортажи о новом увлечении подростков Газы — о мотоциклах. Прорвав блокаду, бедные нищие 17-летние пареньки накупили себе сверкающих мотоциклов.

А вот новая беда в Газе — эпидемия смертей от генераторов.

Предыстория ее такова: раньше Газу электричеством снабжал кровавый израильский режим. Платить оккупантам за их проклятое электричество ХАМАС, естественно, считал ниже своего достоинства.

Израиль прекратил поставлять электричество. Нет, ничего страшного — у Газы есть электростанция. Более того, ЕС даже выделил деньги на закупку топлива. Но террористы, которые правят Газой, разумеется, топлива закупать не стали. Зачем? Их стратегия — чем хуже, тем лучше. Если электричества не будет, все равно будут виноваты проклятые евреи.

Жители Газы стали закупать генераторы: благо деньги есть. Если бы в Воронеже не стало электричества, вряд ли жители Воронежа так легко бы нашли деньги на генератор, но Газа — не Воронеж. И тут выяснилась проблема — уровень технической подготовки забитого населения настолько низок и настолько не соответствует количеству денег, которыми ООН заливает Газу, что люди просто не понимают, что генератор нельзя ставить в закрытом помещении, и мрут от угарного газа.

Но самое важное другое. На конвое плыли 700 человек. Большая часть из них, конечно, друзья ХАМАСа. Но были там и европейцы. В мире, где взрываются башни-близнецы и лондонское метро, где ХАМАС ставит себе целью уничтожение Израиля, — нашлось сколько-то гуманитарных придурков, которые готовы защищать любого, кто скажет: «Мне все должны».

Израиль не говорит: «Мне все должны». Его граждане сами себя содержат. Поэтому он не пользуется популярностью у желающих посочувствовать обездоленным и освоить в процессе сочувствования деньги.

В Газе основная идеология проста: «Нам все должны». «Мы уничтожим Израиль, а если он не согласен с этим, он не склонен к компромиссам!» Эта идеология существует не для того, чтобы освободить палестинский народ. И даже не для того, чтобы уничтожить Израиль: а для того, чтобы превратить в рабов самих палестинцев. Чтобы брать бабки с каждой подземной дыры из Египта, расстреливать несогласных, держать население в нищете: благо массовые террористы получаются только из нищих, а массовый терроризм порождает нищету при любом уровне дотаций ООН.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

http://www.novayagazeta.ru/data/2010/058/07.html
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Артемий в Вс Июн 06, 2010 12:18 pm

Латынина, она, конечно, "голова".
Только в её примере не совсем точно. Собралась она в тюрьму к ходору, а её на вокзале в Москве пристрелили. Как-то так. Косяк у Израиля очевидный. Чего не в своих территориальных водах? Подождать не смогли? "Сперма на уши передавила"? Хотя, имхо, косяк все же ЗАПЛАНИРОВАННЫЙ, чтоб опять привлечь к себе внимание для каких-то своих целей.
avatar
Артемий

Мужчина
Количество сообщений : 335
Возраст : 97
Дата регистрации : 2009-03-04

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Ср Июн 09, 2010 4:53 am

Любовь Петровна ОРЛОВА
(11.02(29.01).1902, Звенигород - 26.01.1975)


Училась в Московской консерватории (1919-1922), на хореографическом отделении Московского театрального техникума (1922-1925). В 1926-1933 — актриса Музыкального театра им. В.И. Немировича-Данченко. До 1947 работала только в кино. С 1947 — актриса Академического театра им. Моссовета. Лауреат Государственных премий СССР (1941 — за участие в фильмах "Волга-Волга" и "Цирк"). Народная артистка СССР (1950).

Снималась в фильмах:
Любовь Алены (1934)
Веселые ребята ("Москва смеется") (1934)
Петербургская ночь (1934)
Цирк (1936)
Волга-Волга (1938)
Ошибка инженера Кочина (1939)
Светлый путь (1940)
Боевой киносборник № 4 (1941)
Дело Артамоновых (1941)
Концерт фронту (1942)
Одна семья (1943)
Весна (1947)
Встреча на Эльбе (1949)
Мусоргский (1950)
Композитор Глинка (1952)
Первый парень (1958)
Русский сувенир (1960)
Мелодии Дунаевского (1963)
Скворец и лира (1974)

[Актеры советского кино. Любовь Орлова]



Великая гадина


Так называет блистательную актрису Любовь Орлову
внук режиссера Григория Александрова


29 января исполняется 100 лет со дня рождения Любови ОРЛОВОЙ. Суперзвезда советского кино была настоящей иконой для миллионов зрителей. Но родственники и друзья семьи вспоминают ее очень и очень по-разному. Для многих она была и остается "кинематографическим ангелом". Но кто-то до сих пор считает ее настоящим чудовищем...

В канун юбилея мне удалось встретиться с двумя интереснейшими людьми. Наталья Гришина несколько лет была супругой Григория Александрова-младшего, внука знаменитого режиссера Александрова. А Иван Лукашов до сих пор с ним приятельствует. Да и самого мужа Любови Орловой, Александрова-старшего, он знал довольно хорошо. «Экспресс газете» они поведали поразительные и шокирующие факты из биографии звездных супругов. Поскольку Наталья с Иваном постоянно дополняли друг друга, у меня получилось одно интервью на двоих...

Выбросила семью из собственного дома

- Как известно, общих детей у Орловой с Александровым не было, - напомнили мне собеседники. - Первый раз Александров женился сразу после фильма «Броненосец «Потемкин», где он работал с Эйзенштейном. Супруга Ольга к искусству отношения не имела. Она-то и родила ему сына, которого он назвал Дугласом.
- Это еще зачем?
- Дед (так звали Григория Васильевича в семье) в то время дружил с голливудским актером Дугласом Фербенксом. Когда Александров сказал американцу, что скоро станет отцом, тот начал смеяться: «Что же ты его в духе времени Трактором назовешь?» - «Как хочу, так и назову, хоть в честь тебя!» - ответил Александров.
Когда Ольга умерла, Дугласа отдали в приют...
- Говорят, Александров и Эйзенштейн были любовниками?
- В те времена Александров пытался все это тщательно скрывать. И Орлова ему в этом помогала. Но ведь есть мужчины, которые любят сразу и женщин, и мужчин?.. _— Кстати, у него был роман и с Гретой Гарбо! Когда Александров стажировался в Голливуде и жил под одной крышей с Эйзенштейном и оператором Тиссе, то двое последних деликатно уходили из дома, когда туда являлась Грета. Во Внуково, на даче у Александрова,стояла фотография: Грета Гарбо в профиль. А на ней губной помадой было написано: «То my love Grigoriy. Hollywood. 1930.»
- Про эту дачу ходит масса легенд...
- После «Веселых ребят» Александрову и Орловой дали гектар земли. Дачу им строили по проекту шведского архитектора. Внизу был смотровой зал, где крутили кино, стоял прекрасный рояль, в углу комнаты был красивый камин. Второй этаж был разделен как бы на две половины - женскую и мужскую. Женская - комната-будуар с камином, ванной и туалетом. Мужская - с умывальником и камином. На втором этаже была предусмотрена танцевальная терраса, но она по назначению никогда не использовалась. Весь дом был спроектирован только для двоих. Внизу располагались кухня и комната для прислуги. В доме была своя котельная и телефон. Орлова не любила людей, гостей и друзей. Она никого не любила. И хотя в доме хватало места, переночевать гостям было негде. Иногда доходило до маразма. Приезжали люди по делам - сценарий обсудить, музыку к кинофильму, сидели, разговаривали. Вдруг где-то через час Орлова, посмотрев на часы, говорила: «Через пять минут Григорию Васильевичу пора обедать». Все вставали и молча уходили. Она им даже чаю никогда не предлагала. Ее боялись все.
Во время войны работники «Мосфильма» уехали в эвакуацию в Алма-Ату. Орлову с Александровым поселили в доме, где жила семья. Так она сказала: «Как это, два Героя Соцтруда будут жить еще с кем-то?» И семью выселили из собственного дома.
После одного из выступлений Орловой устроили бега, и она захотела прокатиться в коляске. Села, а лошадь понесла. Выбежал какой-то лейтенант, остановил лошадь. Она его покалечила. Так Орлова, выйдя из коляски, даже не посмотрела в его сторону...
- А говорят, что она всем помогала, за всех хлопотала...
- Гриша Александров рассказывал со слов деда. В фильме «Летят журавли» есть эпизод, когда одна дама в тяжелое военное время требует машину для увеселительной прогулки, хотя бы и медицинскую. Так вот этот эпизод «списали» с Орловой. Во время войны Орлова захотела слетать в Ленинград посмотреть на белые ночи. Было это то ли после Курской битвы, то ли после Сталинградской. И у маршала авиации затребовала под это дело самолет. Он возмутился. А она ему в ответ: «Вы хотите стать лейтенантом?!» И в итоге своего добилась.
- А как вы думаете, зачем Александрову нужна была Орлова? Ведь как женщина она его не интересовала.
- Такой брак стал для Александрова ширмой. Орлова хоть и была, как ее называет внук Григория Васильевича, «великая гадина», но Александрова она по-своему любила, стала ему другом и всячески скрывала «голубые» наклонности мужа. Хотя и он тоже по-своему любил ее.
- А почему она была «великая гадина»?
- Потому что, как только вышла замуж за Александрова, запретила ему общаться с сыном, а потом и с внуком, когда Гриша родился. Хотя о сыне Александров все-таки иногда вспоминал. Он снял его в фильме «Встреча на Эльбе» - Дуглас сыграл американского офицера. Дальнейшую его карьеру в кино блокировала Орлова. Дуглас получил специальное образование и стал очень способным оператором. Но Орлова закрыла для него дорогу на «Мосфильм». Александров втайне от жены устроил сына кинооператором в КГБ. Он снимал самые важные для этого ведомства действия. Например, обмен нашего разведчика Конона Молодого. Потом Дуглас женился, сменил имя на более подходящее и простое - Василий. Родил сына и назвал его Григорием.
Гриша Орлову терпеть не мог. Вот эта квартира, где мы с вами сидим, принадлежала Дугласу. И когда сюда приехали Александров с Орловой, Любочка даже не соизволила подняться, она ждала Александрова в машине. Хотя писала ему трогательные открытки, но на самом деле она ненавидела детей, ненавидела себя беременной.
- Как беременной? Детей-то не было... И потом, говорят, у них были разные спальни.
- Любочка беременела, это доподлинно известно. И делала аборты, потому что ненавидела себя в положении и никогда не хотела иметь детей.
- Я думала, она только пластические операции делала.
- Пластические операции ей оплачивал Чарли Чаплин. Она их делала во Франции.
- Говорят, Орлову очень любил Сталин.
- Думаю, да. Между ними возникли какие-то странные дружеские отношения. Они могли разговаривать целый час по телефону, причем в это время Сталина ждали дела.
Как-то, вернувшись с одного из кремлевских приемов во Внуково, Любочка обнаружила, что потеряла в Георгиевском зале брошь. Позвонила в Кремль. Сталин распорядился включить в зале свет и найти брошь.

Одна жена на двух Александровых

- Говорят, Сталин подшучивал над Александровым: мол, если вы будете мучить Любовь Петровну, мы вас расстреляем.
- Однажды Берия арестовал Александрова. И тогда Орлова позвонила Самому, и машина с Григорнем Васильевичем вернулась во Внуково ровно через час.
Еще был случай. Дед рассказывал. Во время войны за ним приехали. А у него наготове на всякий случай стоял чемоданчик. Дело случилось ночью, шторы в машине были опущены, и он так и не понял, куда его доставили. Заводят его в комнату, а там за столом сидят Сталин, Молотов, Берия и еще какие-то незнакомые ему люди. Сталин сказал: «Мы арестовали вас за то, что вы ведете переписку с иностранцем в военное время, а за это у нас полагается расстрел». У Деда похолодело в груди. Он вспомнил, как однажды Сталин пошутил во время приема с маршалом Куликом, мол, что-то ваши пушки плохо стреляют. A потом маршала арестовали и вскоре расстреляли. Через какое-то время Сталин улыбнулся и сказал: «Не бойтесь. Вам ваш друг Чарли Чаплин письмо с оказией прислал. Вот оно, читайте». Оказалось, госсекретарь США Идеи приехал в Союз и привез письмо от Чарли Чаплина, адресованное Александрову.
- Как вы думаете, почему во время «железного занавеса» Орлова с Александровым постоянно выезжали за границу и даже каждый год справляли чаплинский день рождения?
- Однажды Берии пришла в голову мысль, что Александрова можно использовать в интересах дела. И во всех послевоенных поездках чету сопровождали «друзья» - люди из ведомства Берии.
- Получается, что они работали на нашу разведку?
- Получается, так.
- Про Александрова говорят, что после смерти Орловой он женился на вдове своего сына Дугласа.
- Это Галочка вышла за него замуж. Когда Дуглас умер, она поняла, что из с огромного наследства ей ничего не достанется - квартира государственная, с дачей тоже могли возникнуть проблемы. И, посоветовавшись с юристами, она стала женой Александрова.
- Его, помнится, на Людмиле Гурченко молва женила.
- Была такая сплетня. Нет, он женился на снохе. Галочка сразу почувствовала себя хозяйкой во Внуково. И в отличие от Орловой очень любила принимать гостей. Она в принципе и не очень скрывала, что не будет горевать по поводу его смерти. Когда Деду стало плохо, она куда-то ушла и «скорую» ему мы вызывали. Как только умерла Opлова, сразу нацепила ее крашения, шубы, хотя до этого предпочитала спортивный стиль. Разница в возрасте у них была очень большая. Александрову года 82, а Галочке - всего 48, когда они стали мужем и женой. Но это замужество счастья Галочке не принесло, через несколько лет и ее не стало.

Тарелка Пикассо за бутылку водки

- Говорят, Орлова избаловала Александрова.
- Избалован он был страшно. Все по часам - завтрак, обед, ужин... За ним приезжала мосфильмовская «Волга». Дедушка брал портфель, выходил из дома, а вся семья должна была стоять на ступеньках и махать ему ручкой. Что мы и делали. Как же, Дедушка идет на работу! Он был одним из тех людей, кто не впускает в себя отрицательные эмоции, потому что они вредят здоровью. Он не хотел знать ни о чем плохом. В том числе о том, что Орлова тяжело больна. Он не сразу узнал, что умер его сын, не поехал на похороны.
- А почему Александрова не к Орловой похоронили, а в могилу напротив?
- Потому что Галочка оставила место для себя, наивно полагая, что ее тоже похоронят на Новодевичьем. Не тут-то было. Ее похоронили на Ваганьково к Дугласу-Василию.
- Так в итоге Галочке удалось сохранить наследство или она, что называется, зря старалась?
- Квартира и дача во Внуково достались Грише. В квартире хотели сделать музей Орловой и Александрова - там же были уникальные вещи. Рисунки Эйзенштейна, тарелка, сделанная Пикассо, рисунки Леже, автографы знаменитостей, поздравительное письмо Чарли Чаплина, которое он прислал незадолго до своей смерти, Любочкин портрет, написанный одним из Кукрыниксов, - чего там только не было.
- И где это все, насколько я знаю, музея-то нет...
- Его и не могло быть. Потому что все эти уникальные материалы бесследно исчезли. Многое из этого Гриша отдавал за бутылку коньяка или водки. Он нигде не работал, никогда. А зарабатывал деньги своеобразным способом. Когда на доме открыли мемориальную доску, к зданию привозили туристов. Что делал Гриша? Он с каждого собирал по трояку и приводил их в квартиру. Десять туристов - 30 рублей. И в ресторан - отмечать. А еще он очень любил нацепить дедовскую звезду Героя Социалистического Труда, взять удостоверение - оно же без фотографии - и пойти, например, в парикмахерскую без очереди. Или в ресторан, когда не было свободных столиков.
Сейчас Гриша неплохо устроился благодаря имени своего деда. Живет в Париже, недалеко от Булонского леса. В Москве остался его старший сын - Василий. В Париже - еще два, один из которых тоже Василий. При этом он до сих пор не торопится поставить на могилу матери и отца памятник...

Лада АКИМОВА

http://rubtsov.penza.com.ru/peoples/orlova_lp.htm

avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Сб Июн 26, 2010 5:06 pm

И настанет судный день?

В 2002 году в Йеллоустоунском заповеднике произошло настоящее чудо: из-под земли забили сразу три новых гейзера с целебной горячей водой. В те дни еще никто не подозревал, что уникальный природный феномен, привлекающий толпы туристов со всего света, на самом деле – предвестник экологической катастрофы мирового масштаба. И что национальный парк Йеллоустоуна, до сих пор считавшийся гордостью Соединенных Штатов, теперь напоминает гигантскую мину, готовую взорваться в любой момент…

О разрушительной силе вулканов наслышаны многие, но извержение любого из них покажется лишь жалкой вспышкой по сравнению с чудовищной мощью их «старших братьев» - супервулканов, которых на нашей планете всего несколько экземпляров. Один из таких «монстров», взорвавшийся на острове Суматра 75 000 лет назад, чуть не погубил жизнь на нашей планете, сократив численность людей и животных более чем в десять раз, а растений – на три четверти…

В отличие от обычных конических вулканов подобных подземных гигантов можно сравнить скорее с обширными долинами, которые сами по себе являются кратерами колоссальных размеров и называются кальдерами. «Оживший» супервулкан напоминает огромный котел с кипящей магмой, которая постепенно накапливается в поверхностных слоях земной коры, заполняя собой подземные полости. Когда давление скопившихся газов достигает предела, происходит взрыв, по силе превышающий сотню Хиросим! И вот одна из таких подземных «мин» сейчас грозит «ожить» прямо в центре США.

О том, что под парком площадью 3825 км скрывается огромный бассейн, переполненный магмой, долгое время никто и не подозревал: уж больно велика подземная «мина», да и видна она лишь на фотографиях, сделанных со спутника. Но в 2004 году ученые все же заподозрили неладное, и в парк зачастили сейсмологи с вулканологами. Очень скоро стало ясно, что древний супервулкан, маскирующийся под райскую долину Йеллоустоунского парка, внезапно начал проявлять признаки активности: через истонченную земную кору забили «свежие» гейзеры, а уровень почвы под заповедником стал резко подниматься. Это особенно насторожило ученых, поскольку только за последние четыре года почву буквально вспучило почти на 2 м, тогда как за предыдущие 20 лет грунт поднялся лишь на 10 см!

Не смотря на то, что американские геологи ожидали пробуждения супервулкана не раньше, чем через 20 000 лет, математические расчеты с поправкой на новые данные показали, что следующее извержение вполне может произойти между 2012 и 2016 годами. Учитывая тот факт, что подземные «внутренности» Йеллоустоунской кальдеры заполняются магмой с угрожающей быстротой, можно с уверенностью утверждать, что мир находится на пороге чудовищной экологической катастрофы.

С помощью компьютерного моделирования ученным удалось воссоздать потенциальный сценарий будущей катастрофы, которая и не снилась легендарной Помпее. Страшному событию будут предшествовать сильнейшее землетрясение и резкий подъем земли, нагретой до +70ºС, на высоту нескольких сотен метров за несколько дней до взрыва. Вулканические газы, копившиеся в толще земной коры в течение последних 640 000 лет, взорвут поверхность злосчастного парка подобно ядерной бомбе, выстрелив фонтаном магмы на высоту 50 км над землей. Колоссальный взрыв Йеллоустоунского супервулкана по силе в 2 500 раз превысит последнее извержение знаменитой Этны.

Несметное количество лавы и пепла покроют земную поверхность в радиусе 1 000 км вокруг, уничтожив все живое на северо-западной территории США и части Канады. Даже то, что выживет во время извержения, погибнет в кипящих грязевых потоках и под 60-сантиметровым слоем вулканических пород на территории радиусом до 10 000 км.

Взрыв супервулкана спровоцирует целую серию сильных землетрясений и чудовищных по силе цунами, от которых пострадает не только Северная Америка, но и близлежащие страны и континенты.

Казалось бы, какое нам, россиянам, до этого дело?

Однако извержение Йеллоустоунской «мины» - это лишь начало глобального экологического кошмара. Еще в прошлом столетии русские ученые предположили, что мир содрогнется не столько от взрыва ядерной бомбы, сколько от ее долговременных последствий в виде перспективы внеочередного Ледникового периода, вызванного глобальным похолоданием на всей планете. Не исключено, что грядущая американская катастрофа воплотит в жизнь самые страшные фантазии ученых…

Тысячи тонн вулканического пепла, поднявшиеся в воздух, в течение месяца закроют солнечный свет на всей планете, спровоцировав постепенное понижение температуры воздуха у земной поверхности до среднего значения -25ºС в разных частях земного шара. Земля покроется ледяной коркой и станет почти непригодной для жизни растений и животных. Погибшие урожаи и банальная нехватка продовольствия приведут людей, выживших после экологической катастрофы, к катастрофе экономической.

Воздух, отравленный вулканическими испарениями и ядовитыми кислотными дождями, станет причиной легочных и вирусных эпидемий, а из-за массовой гибели растений налицо будет явная нехватка кислорода. Вполне возможно, морозы продлятся более трех лет, за которые природа Земли испытает необратимые изменения.

В настоящее время ученые США, справедливо полагающие, что остановить мощные процессы, происходящие в земной коре, попросту невозможно, тщательно исследуют сейсмические явления в Йеллоустоунском заповеднике и ведут съемку со спутника, чтобы вовремя заметить малейшие изменения в зоне


кальдеры. Более того, сравнительно недавно Конгрессу США был представлен очередной доклад о результатах проведенных исследований. Однако его содержание пока держится в тайне, чтобы предотвратить преждевременную панику среди американского населения, ведь, как известно, надежда умирает последней.

LOST: Остаться в живых?

Я задумалась: неужели все настолько серьезно? Неужели неизбежное должно-таки случиться? Уж не этим ли событием должен закончиться календарь Майя?

Но ведь тогда нам всем придется туго… Ведь самое ужасное – это бессилие, когда ничего нельзя сделать.

«Паникерша!» - скажут многие, и наверное, будут правы. Но одна только мысль, что весь этот кошмар может прийтись на лучшую часть моей жизни…

А вы что скажете?

http://digest.subscribe.ru/style/mystery/n131973022.html
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Сб Июл 03, 2010 3:59 am

А я скажу - Антарктида. Под 4 километровой толщей льда, на берегу подлёдного теплого озера Мод, где цветут магнолии и плещется рыба в воде, выживут те, кто туда спрячется - под лёд. Вот поэтому так часто стали наверное туда летать и путины и обамы и патрушевы и прочие те самые, кто на самом верху мировой властной системы, вывешивает людям лапшу. Ещё одно местечко, куда норовит спрятаться мировая элита, даже не миллиардеры, а самые из самых .... это Либерия. Если внимательно понаблюдать за телодвижениями, которые сегодня происходят там и вокруг, в этой америкосной колонии, то стает ясно, что возня такая неспроста. В общем, кто в курсе, тот готовит запасные аэродромы себе и запасает продукты питания, так лет на пять не менее. Ну а быдло по их меркам пусть сдохнет. И так же ведь вроде как перенаселение планеты уже, ну вот и подсократится до одной тысячи голов самых изворотливых, подлых и продажных. Да хреновенький людской генофонд остается в живых на потом - сплошная изворотливая падаль.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Пт Окт 01, 2010 3:17 am

Нету никаких комплексов: я сильный, независимый, высокий, здоровый, я нравлюсь людям, и я ни разу не слышал призывов бить меня, чтобы спасать Россию… На эту же милую тему помню свой собственный крик-скандал, который поднял на бывшую жену 21 год назад… Собрали в школе родителей: дочь шла в первый класс, и вот учитель-старичок просит заполнять анкеты… Ясно даже младенцу, что советский народ завтра откажется строить свой любимый коммунизм, если я сегодня откажусь назвать национальность моего ребенка. Скандал я поднял из-за жены. Она требовала писать “русская”, хотя наши родители, кроме ее мамы, были евреи. Мне стыдно не того, что мы написали неправду. Мне стыдно сегодня, что я не настоял на своем 21 год назад, потому что я втайне радовался за дочку. Как говорили истинно верующие: “Не мы, так хоть дети детей наших”…

* Отец рассказывает… “В 1952 году, в разгар “дела врачей”, – срочное собрание в издательстве. Директор по-деловому опрашивает всех завредов: сколько у нас евреев? “Наверху” требуют отчета, вы понимаете. И я, единственный еврей из зав. редакциями, тоже киваю. Тоже понимаю. И спокойно отвечаю: 33 и 3 десятых процента евреев в моей редакции. А представь себе, что я, как честный человек, стал бы кричать, возмущаться, вышел бы из партии, вышел бы из себя – глупо, самоубийство! Что было делать?.. ” Что было делать…

* Мы все, повязаны особым видом независимости: мы не зависим от культуры. А чем выше забрался – тем больше независимости. А если уж начальник – скрытый еврей… пиши пропало. В киностудии “Экран”, где делали телефильмы, все сотни, тысячи работников знали, что главный редактор – скрытый еврей. Фамилия вроде на “ин” кончается, но с этого все и начинается… Вдвойне подхалим перед высшими чинами, вдвойне суров со своими, вдвойне хитер и осторожен, а уж как бдителен в национальном вопросе – это я и на своей шкуре познал. Режиссеры жаловались по секрету: лопнул наш роман, не дают мне тебя на главную роль, говорят, главный запретил… ты меня не выдавай, но это не мы зарубили твое участие в фильме (то есть не киногруппы в Москве, в Киеве, в Молдове, в Свердловске) это он, главный… но если ты меня выдать – сам знаешь, что мне будет… Вдвойне советским был А. Чаковский – особенно когда его газета “Литературка” выступала против мифологического “сионизма” или утопической “израильской агрессии”. Прелестный анекдот был на тему лицемерия евреев-начальников. Валентин Зорин как-то в Вашингтоне, отдыхая от гневных трудов по разоблачению дяди Сэма, беседует с большим человеком – Генри Киссинджером. Слово за слово, заговорили о национальном вопросе в СССР. “А вы кто по национальности?” – спрашивает Киссинджер у Зорина. “Я – русский. А вы?” – “А я – американский”, – ответил нескрытный госсекретарь. … Была зима застойного времени. Где-то 75 – 77-й год, допустим. В Переделкине – огромные белые сугробы. Мы гуляем по узкой тропинке. Андрей Вознесенский полушутя перечисляет великих поэтов XX века и подводит весело итог: мол, из настоящих гениев России чистокровных осталось только двое я и Володя Высоцкий. Тут он услышал мое возражение (“огорчу тебя, Андрей, – ты в полном одиночестве”) и от изумления упал в сугроб. Я рассказал тогда же этот анекдот Высоцкому, он не засмеялся, только улыбнулся… Но всерьез выразился абсолютно согласно и с моим тогдашним правилом: я не могу себя считать никем другим, я только русский – по языку, по чувствам, по работе, по мыслям и по всему. Если бы мы жили в нормальной стране, а не в “стране рабов, стране господ”, вопрос этот считался бы идиотским или сволочным: “Кто вы по национальности?”…

* Я искренне, до глубины души ощущал себя до недавнего времени русским (а если и евреем, то примерно настолько же, насколько и татарином, армянином, цыганом). Но вот мой приятель физик Саша Филиппов из-за своих смуглых черт лица и из-за повышенной нервозности строителей коммунизма в Обнинске был кем-то назван евреем. И Саша, зависимый от культуры человек, устыдился отрицать заведомую неправду. “Да, я еврей. А что?” И Виктор Некрасов, истинно русский интеллигент, не отрицал, когда его “обвиняли” в еврействе. “Зачем, Виктор Платонович, – спросил я еще в Киеве в 1971 году, – ведь это неправда?” (По известной традиции диаспоры, я втайне льстил себя надеждой прибавить к “нашему полку” еще одного великого человека.) “А при чем здесь, скажи мне, правда или неправда, если я еврей для них за мою речь у Бабьего Яра? Если они евреем называют любого, кто против них? Любого, кто на них не похож?” И Виктор Платонович был тысячу раз прав, ибо когда антисемитизм вылез из подтекста в речи наших самодеятельных фашистов, там сразу зазвенели имена приговоренных к еврейству Сахарова, Лихачева, Евтушенко, Черниченко, Карякина, Старовойтовой… Видный советский антисемит С. Лапин, самодержец телевидения, удивлял “интеллигентов” своим многолетним пристрастием к режиссеру А. Эфросу. “Как это так – Лапин, и вдруг такая любовь к еврею?” Но в этой паршивой игре Эфрос для Лапина не был евреем, для него как раз Любимов, Высоцкий, Визбор, Окуджава, Галич – эти да, эти евреи, “невзирая на лица”… Георгий Товстоногов отлично знал, по каким случаям он был для них “евреем”, а по каким – “русским”. И Олег Ефремов знал, за что и когда впадал в “еврейство”, а за что – подымался до “высокого” звания “свой”… Мой друг, художник, в тяжкие дни таганской сумятицы, выразил свое потрясение А. В. Эфросом особым образом: “Как же он мог, будучи евреем, дать себя так провести? Ведь он кинул кость антисемитам!” И я лишний раз поразился мудрости художника, когда через месяц после моей мрачной речи в день “коронации” нового главрежа мне пришло вдруг по почте письмо. Авторы письма в грязных выражениях, хотя и белым доморощенным стихом, сообщали, что я – герой ордена Георгия Победоносца, чтобы я ничего не боялся отныне, ибо Бог Руси Великой – с нами, и он поможет нам в борьбе с… жидовским поросенком… топчущим своими… словом, мерзейшая галиматья. Так сомкнулись верхний и нижний уровни. Властители партии и народа даровали, кому хотели, титулы “своих” и “чужих”, а теперь и самые низы черносотенного дна объявляли “чужого” меня – “своим”, по прихоти паршивых игрищ.

* Мне стыдно за мой стыд – называть имена дедов: Моисей Яковлевич и Лев Аронович. Я был рад услышать от коллеги коего отца, что, когда в институте, на совете, кто-то из кураторов “сверху” подчеркнуто произнес одобрение “профессору Смехову Борису Михайловивичу”, отец резко отозвался с места: “Моисеевичу!” Я помню, на закрытом обсуждении караемого спектакля “Послушайте” начальство испытывало затруднения ввиду внепрограммного присутствия на стороне обвиняемого маститых писателей В. Шкловского, С. Кирсанова, Л. Кассиля. И два ляпсуса в речах того дня. Первый. Лев Кассиль, забыв, с кем имеет дело, вместо принятого за правило условия – только хвалить, только оборонять, оставляя критику для “своего круга”, вдруг к 2000 слов в защиту спектакля прибавил два слова сожаления: мол, а вот тут бы лучше не в темных красках, а посветлее… Боже, что случилось с начальниками! Один за другим вставали и кляли, поносили премьеру – уже не от своего, а от имени “классика советской литературы”… И тут вскипела, вскочила Зина Славина, импульсивная актриса: “Эх-х!!!” И все замолкли от трагического вскрика. “Эх! – повторила Зинаида и прожгла взглядом классика. – Эх, Лев Абрамович, Лев Абрамович! А я думала, вы – Кассиль… ” На эту игру слов ответить было нечем, поэтому объявили перерыв. А второй ляпсус случился после перекура, когда, призывая себе в помощники писателей, круглая, бодрая начальница обратилась было с нежностью к Кирсанову: “Ну вот вы скажите, вас ведь так уважают советские читатели, Семен Александрович… ” Ее перебил не крик, а визг Кирсанова: “Исаакович! Исаакович я, гражданка!” И “гражданку” выбросил, подчеркнуто картавя, и сдвоенное “а” в отчестве раскатил, как учетверенное – тут и села чиновница, потеряв надежду сделать “чужого” – “своим”. Теперь мне не страшно – и молю Бога, что навсегда: теперь я могу громко сообщить, что бабушку мою звали Рахиль Яковлевна. И когда в 1949 – 1950 годах вся семья теснилась за столом у деда и все старшие переходили на шепот или на идиш, и мы с двоюродным братцем раздражались на их чересчур активные перебранки, совсем не вникая в секретные глупости взрослых, из этих времен врезается в память громкая фраза бабушки: “Господи! Дети мои, будем молиться за несчастных идн! Я не верю, чтобы после Гитлера опять такое повторилось! Будем молиться, у нас есть один, на кого надо молиться: это Сталин. Нет, он не даст нас в обиду, он услышит, что нас опять хотят уничтожить, он узнает, он накажет, другого у нас нет: он любит идн, у него Лазарь – из самых близких друзей… ” Для непонявших: это был пик “космополитизма”, то есть “борьба с инородцами”, слово “идн” (так я его слышал) – означает как раз этих инородцев: а слово Лазарь – не из Библии, а из преисподней, ибо так звали Кагановича. Каганович, Сталин, Берия, Суслов, Маленков, Жданов – все они одной национальности – бандиты, а кем по вероисповеданию были их предки, глупо и смешно брать в расчет. Впрочем, все равно берут, но не из соображений интернациональных, а исключительно – из антисемитских. “Евреи, евреи – кругом одни евреи… ”

* Комплекс аллергии к начальству, боюсь, никогда не пройдет. Жизни не хватит. А вот еврейский вопрос, кажется, получил в моей душе окончательный ответ. Признаюсь, я изжил мою болезнь – в Израиле. Я был там дважды, и этим все сказано. Пелена страха и вранья спадает сразу, как только ты восходишь к Иерусалиму. Если Бог внушил тебе разум – ничего другого не требуется. Это такой город, это такая земля. Кстати, я вот что слышал в Израиле о евреях. Эта тема никого здесь не трогает. Израильтяне говорят: это ваши проблемы – тех, кто в диаспоре. Израильских зрителей нельзя привлечь в театре ни анекдотами, ни новеллами на “проклятую” тему. Нет такого вопроса – есть прекрасная страна с тысячей собственных проблем. В том числе – как обустроить русских. Здесь называют себя как раз “по Киссинджеру”: русские, американцы, марокканцы, голландцы… в Израиле такое тепло между людьми и такая красивая игра пейзажей, храмов, пустынь и гор – я вернулся в Москву и не заметил, что меня обокрали: я остался без комплекса еврейской неполноценности. Правда, у меня взамен не возникло особого гонора или, как пишут, “чувства национальной исключительности”. У меня только укрепилась вера в то, что хороший или плохой человек, добро и зло, талант и бездарность, щедрость или жадность – все эти понятия никаким пунктам никакой анкеты не отвечают, как не имеют национальной (или географической) окраски ни жизнь, ни смерть. (Из статьи ”Комплексы мои дорогие” в «Независимой газете» ?163, 18.12.1991 – А.З.)

*****

Это очень непростой для меня вопрос. С одной стороны, меня лично это долгое время не касалось, поскольку (как мне объяснили совсем недавно) для слуха антисемитов моя фамилия звучала как-то ублажающе. С другой стороны, бьют не по паспорту, а по морде. Потому носом меня попрекали тоже. Но чего-то острого и страшного все же не было — Б-г наше семейство миловал.

Мой папа, которому 10 января будет 92 года, работал в Госплане, был ученым — экономистом и математиком. Ему. В этой связи очень и очень интересным представляется его обращение к иудаизму — он даже написал книгу «Коль нидрей» [молитва, с которой начинается Йом Кипур и которая позволяет грешникам молиться вместе с праведниками, — А.З.], само название которой во многом символизирует и объясняет его возвращение к вере отцов. А начиналось все в Гомеле — почти все Смеховы оттуда. Вокруг было религиозное еврейство и хедер, который отец посещал в раннем детстве. Потом закрутился сюжет уже советской истории, и отец оказался вписанным в заглавные строчки этого сюжета: Госплан СССР, война, возвращение с войны, должность заведующего сектором Госплана… а в это время уводят в ссылку людей даже с нашего этажа на 2-й Мещанской… И все это — еврейский вопрос. Но его все время, когда мудро, а когда наивно, старшие заглушали перед младшими.

Потом уже, когда стал постарше, стал свидетелем самостоятельных «разборок». Мой собственный характер, наверное, не шибко защищен премудростью, знанием и умом, и потому я как-то воспринимал происходящее в благополучном свете. То есть то, что я видел в театре на Таганке (казалось бы, в таком театре!) и, по идее, должно было меня ранить, будто бы и не замечалось мною. Понимал я это только задним умом. Абсолютно русская черта — быть крепким задним умом. Вот и я каким-то образом подцепил эту «бациллу». И то, что меня окружали антисемиты, понял гораздо позже. Ведь предполагалось, что это культурное заведение…

Особенность репертуара и могучий дар любимовской школы собирали людей не по национальному признаку. И любимыми друзьями театра были, в равной мере, и Карякин, и Давид Самойлов. Высоций и Окуджава тоже различий не видели. Как и мы. Антисемитизм существовал, но в неком приглушенном виде. Разумеется, я знаю кто есть кто, но почему-то на этом не зацикливаюсь. Недавно я поздравил в газете одного замечательного артиста с юбилеем. А когда на одном застолье предложил выпить за его здоровье, половина стола отказалась. Эти отказавшиеся, среди которых были и русские, сказали: «Мы знаем, что он — антисемит». А в наших с ним отношениях это никогда не сквозило… Не знаю… Еврейский вопрос — это масса слухов, обилие поворотов и буйство красок. Существует и такая огромная составляющая этой проблемы, как «еврейский антисемитизм». Но это уже тема для другой беседы. (Из выступления на творческом вечере в израильском культурном центре 2.12. 2003 – А.З.)

****

Я осознавал себя, понимал себя, когда в 47 – 48 году вся семья, все детишки собирались на еврейские праздники, и мой дед Лев Аронович Шварцберг делал вид, что не видит, как я ворую мацу. И я выпивал кагор, который использовали как вино для кидуша. Все это мое, со мной. А потом, когда слушали новости по радио, бабушка громко говорила дедушке: «Лазарь Каганович не даст нам пропасть!» Потом выяснилось, что надежды на злодея были напрасны. Я – еврей, и это пожизненно. Мое образование в области антисемитизма все время развивается. Оно не ослабевает, не останавливается. Антисемитизм – большой университет. Я хорошо знаю, что в старом кавказском анекдоте про «берегите евреев» есть большой смысл. И еще знаю, что антисемитизм может приглушать свой звук, но никогда не остынет, не иссякнет окончательно. Он бывает немодным, но забыть о нем нам не дадут. Вернут его с того света. Дадут нам его почувствовать. Один знаменитый режиссер, когда в Москву приехала израильская делегация, сказал: «Мы же с вами родные». А я ответил: «Пожалуйста, не примазывайтесь! Я – коренной еврей, вы – коренной антисемит!» Я многому научился. Оголтелый антисемитизм «половинок», наполовину евреев, – вот еще одна ступень образования, еще одна классная комната, еще один феномен… Я дважды изгой – как актер театра на Таганке и как еврей! (Из интервью на сайте Jewish.ru 30.03.2009 – А.З.)

http://zelikm.com/news/2010/09/13/8933/
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Shamen в Пт Окт 01, 2010 1:52 pm

valery40 пишет: Я дважды изгой – как актер театра на Таганке и как еврей!

Вот в этих словах и заключается весь "еврейский вопрос". Просто есть евреи, которым НРАВИТСЯ быть изгоями.

Все остальное написанное - 99% эмоций и НИ ОДНОГО КОНКРЕТНОГО случая антисемитизма.
avatar
Shamen
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 847
Возраст : 56
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Пт Окт 01, 2010 4:41 pm

В ПЫЛИ С ПАУТИНОЙ

Ушедшее крепко цепляет за сердце,
Не в силах наш разум узлы развязать,
Открыта печальная в прошлое дверца,
Пытается бремя судьбы с себя снять.

В застылую немощь ушедшую ярость
Сегодня она превращает любя,
Фантомная боль и реальная старость
Слились воедино, съедая себя.

Как сладостна боль юных тех испытаний,
Как нежно их память в себе бережёт,
И тяжесть когда-то ушедших страданий
Сегодня так сладко за душу берёт.

Кто помнит ревущую ревность изгоя,
Страданья ревнивца, как нам не понять,
Предательство друга, молчанье немое
И ненависть мести дано нам узнать.

Всё в памяти ветхо застряло на полках
В пыли с паутиной, во тьме, по углам,
Тут жизнь уместилась в остатках и крохах,
Рассеяно кем-то оставленный хлам.

В обрывках речей, всплесках ярких эмоций
Былого живое встает миражём,
И кажется нам … чуть, немного пропорций,
Мы молоды вновь, снова дышим, живём.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Сб Окт 02, 2010 4:13 am

"Ани Исраэли - я израильтянин"
автор rls в Пн 20 Сен - 12:39

Пастор Джон Хейджи: "Ани Исраэли - я израильтянин"
> Одним из определений храбрости служит готовность стоять на защите своих
> принципов, на том, что человек считает правильным и что на него могут
> рассчитывать - независимо от возможных последствий.
> Как известно моим постоянным читателям, пастор Джон Хейджи, принадлежащий к
> организации CUFI (Christians United For Israel - Объединённые христиане за
> Израиль) и к Краеугольной церкви в Сан-Антонио, штат Техас, воплощает именно
> этот вид храбрости в течение многих лет.
> Сегодня мой старый друг Джейсон Маоз из "Джуиш Пресс", самой крупной
> ортодоксальной еврейской газеты в Нью-Йорке, опубликовал на первой странице
> газеты некоторые высказывания пастора Хейджи, которые он сделал в прошлом
> месяце на пятом ежегодном саммите CUFI в Вашингтоне + ежегодном мероприятии,
> когда пастор собирает тысячи своих солдат и отправляется в офисы Вашингтона на
> защиту Сиона.
> Вот что сказал пастор Хейджи:
> Наш мир разделён на две группы: тех, кто поддерживает Израиль, и тех, кто не
> поддерживает.
> Середины здесь нет.
> Поскольку дух Гитлера проходит сейчас по Земле в виде ренессанса
> антисемитизма, и поскольку враги Израиля чувствуют отсутствие желания у
> Америки защитить Израиль против ядерного Ирана, те, кто солидарен с Израилем и
> еврейским народом, обязаны послать громкий и ясный сигнал Израилю, Ирану, ООН
> и всему миру:
> "Мы поддерживаем Израиль сегодня, будем поддерживать его завтра и будем
> поддерживать его всегда".
> Есть несколько вопросов, на которые сторонники Израиля должны дать ответы:
> Можем ли мы оставаться безучастными, если наш президент говорит Израилю, что
> он не имеет права строить дома в Иерусалиме?
> Нет, мы не можем.
> Можем ли мы поддерживать какой-либо мирный процесс, который не признаёт право
> Израиля на существование?
> Нет, мы не можем. Мир - это улица с двусторонним движением. Израиль не должен
> быть единственным, кто делает уступки; палестинцы тоже обязаны идти на
> уступки.
> Можем ли мы поддерживать какой бы то ни было договор, который не признаёт
> право Израиля на самозащиту против всех своих врагов?
> Нет, мы не можем.
> Можем ли мы поддерживать беззубые санкции, которые позволяют Ирану
> разрабатывать ядерное оружие, и рисковать тем самым возможностью ядерного
> Холокоста?
> Нет, мы не можем.
> Что вы должны делать в ответ на отрицание Холокоста лидером Ирана? Вы должны
> сделать всё, что в ваших силах, чтобы нового Холокоста не было никогда.
> Иран с ядерным оружием станет выполнять для террористов всего мира роль
> ядерного зонтика - и эта опасность касается и Америки.
> Когда Вашингтон, наконец, поймёт, что Россия и Китай стоят на стороне Ирана?
> Разве мы только что не арестовали 10 русских шпионов?
> Можем ли "Мы, народ," (с этих слов начинается Декларация независимости
> Соединённых Штатов Америки. - Прим. перев.) назвать создание этого гнезда
> шпионов актом дружбы?
> Нет, мы не можем.
> Америка находится в состоянии войны с врагами, которые ненавидят нас сильнее,
> чем сами они любят жизнь.
> Можем ли мы продираться сквозь этот политкорректный туман, не обладая
> моральной ясностью и не посвящая все свои силы достижению победы?
> Нет, мы не можем.
> Рональда Рейгана (да будет благословенна его память) как-то спросили: "Чем
> закончилась "холодная война"?"
> Рейган ответил: "Мы победили, они проиграли!"
> Нам нужно послать нашим друзьям в Израиле ясный сигнал:
> Мы - вместе с вами.
> Мы едины. Мы неразделимы.
> Наша цель - победа, ибо без победы выживание невозможно.
> Сантаяна сказал: "Те, кто не помнит прошлого, обречён на его повторение".
> В 1930-х годах американские лидеры спрятали свои головы в песок и игнорировали
> все угрозы Адольфа Гитлера.
> Гитлер обещал уничтожить евреев.
> Реакция Вашингтона была: "Он всего лишь бряцает оружием!".
> Гитлер назвал евреев недочеловеками.
> Вашингтон отмахнулся: "Он вовсе не это имел ввиду".
> Гитлер сказал, что евреев следует стереть с лица земли.
> Вашингтон отметил: "У него был неудачный день".
> И вот появляется этот Ахмадинеджад из Ирана, руководитель кровожадной
> теократической диктатуры, который обещает "стереть Израиль с карты" и
> заявляет, что "сионистский режим обречён".
> Можем ли мы сунуть голову в песок и тупо повторять: "Он всего лишь бряцает
> оружием; он имел ввиду совсем не это"?
> Нет, мы не можем.
> Можем ли мы просить Израиль стремиться к миру с Хизбаллой и Хамасом, двумя
> армиями террористов, тренированных и снабжаемых Ираном, накопивших десятки
> тысяч ракет, способных долететь до крупных израильских городов?
> Нет, мы не можем.
> Мы должны также признать существование относительно новой угрозы Израилю. Это
> - не военная угроза, но она не менее опасна.
> Сегодня Израиль стоит перед сконцентрированной кампанией отрицания его
> легитимности.
> Когда эта кампания началась несколько лет назад, она была политически
> маргинальной и была присуща крайне левым и крайне правым.
> К сожалению, сегодня кампания делегитимации Израиля переместилась в основное
> русло международной политики.
> Мы являемся свидетелями усилий по делегитимации Израиля, проникших в наши
> международные организации. В 2001 году страны всего мира собрались в Дурбане,
> Южная Африка, чтобы выразить своё осуждение расизму. Однако, эта конференция
> так и не дошла до обсуждения проявлений реального расизма во многих странах
> мира. Вместо этого представители, собравшиеся в Дурбане, заклеймили только
> одну страну.
> И вы правильно догадались - они осудили Израиль, ещё и ещё раз, не обращая
> внимания на факты и безо всякой связи с реальностью. В меморандуме, принятом в
> Дурбане, Израиль назван "расистским государством апартеида". С тех пор эта
> тема - что Израиль - страна апартеида - превратилась в мантру тех, кто
> надеется на делегитимацию Израиля.
> Эта ложь получила дополнительную популярность в 2006 году, когда бывший
> президент США Джимми Картер опубликовал книгу под названием "Палестина - мир,
> а не апартеид". Книга Картера помогла придать легитимность этой вопиющей
> клевете, и ему должно быть стыдно за это.
> Мы видим кампанию по делегитимации Израиля на наших университетских кампусах.
> Каждый март месяц всё больше и больше кампусов устраивают неделю
> антиизраильских демонстраций и митингов, и эти недели даже получили название
> "Неделя против апартеида в Израиле". В этом году мероприятия этой недели были
> проведены на кампусах в более, чем 40 городах, включая и города у нас, в
> Америке. В университете Техаса в Остине студенты возвели на кампусе
> сооружение, которое они назвали "стеной апартеида", объявив, что оно является
> небольшой копией того, что построил Израиль вдоль границы 1967 года.
> Сейчас, на сегодняшнем новоязе, усилия Израиля по защите своих граждан от
> бомбистов-самоубийц превращаются в "апартеид". Да, это смехотворная ложь, но
> для студентов, не обладающих правдивой информацией, она превращается в
> реальность.
> Вдобавок к этому, американские кампусы стали враждебной территорией для любого
> человека, пытающего выступить с произральским мнением. Таких ораторов
> беспрерывно перебивают и криками мешают говорить. В начале этого года посол
> Израиля Михаэль Орен был приглашён выступить в калифорнийском университете
> Ирвайн. Однако, у членов Ассоциации мусульманских студентов были другие планы.
> Они по очереди прерывали посла через небольшие промежутки времени, чтобы не
> позволить никому услышать его аргументы. Этих студентов по очереди выводили из
> зала, но они имели наглость предъявлять претензии на нарушение их права слова.
> Мы видим кампанию по делегитимации Израиля в наших основных церквях. Некоторые
> из американских конфессий, включая пресвитерианскую, методистскую и
> епископальную, пошли на обсуждение резолюций, призывающих отозвать свои фонды
> из компаний, имеющих деловые связи с Израилем, как в своё время они поступили
> с компаниями имевшими деловые связи с Южной Африкой времён апартеида.
> Несколько недель назад пресвитерианские лидеры в Миннеаполисе одобрили призыв
> покончить с американской помощью Израилю, если он не прекратит расширение
> поселений. Позор пресвитерианцам.
> Вы только представьте себе - эти конфессии даже не рассматривают вопрос отзыва
> фондов из Ирана, а вот по отношению к Израилю они обсуждают такую возможность.
> Израиль - государство апартеида? Израиль - расистское государство? Что, факты
> уже ничего не значат? Реальность уже не должна приниматься в расчёт?
> В Израиле есть 1.5 миллиона арабов, обладающих всеми гражданскими правами.
> В Израиле расистское подстрекательство считается серьёзным преступлением.
> В Израиле политические партии, проповедующие расизм, запрещены.
> В Верховном суде Израиля есть судья-араб.
> В израильском Кнессете есть арабские депутаты.
> Арабы служат на высоких должностях в израильской армии и в министерстве
> иностранных дел.
> И не будем забывать: Когда Израиль организовал переброску самолётами десятков
> тысяч эфиопских евреев в Израиль, это было отмечено в книгах по истории как
> единственный случай в её анналах, когда страна перевезла тысячи африканцев в
> свои пределы не для того, чтобы обречь их на пожизненное рабство, а для того,
> чтобы принять их как свободных людей и полноправных граждан.
> Дело Израиля справедливо. Но если людям мира эта истина неведома, она ничего
> не стоит. Поэтому мы обязаны распространять ее, чтобы она стала достоянием
> всех.
> Мы, Объединённые христиане за Израиль, делаем то, что можем, чтобы
> распространять правду. Нам всего лишь четыре с половиной года, но мы уже стали
> самой большой произраильской организацией в мире. В нашей организации состоит
> свыше 425 тысяч членов, включая тысячи авторитетнейших американских духовных
> лидеров. Эти лидеры доносят наше послание миллионам христиан в Америке и во
> всём мире. В этом году мы открыли специальное испаноязычное отделение, чтобы
> привлечь быстро растущее количество испаноязычных церквей в лагерь друзей
> Израиля. Мы также открыли афро-американское отделение, чтобы наладить
> сотрудничество с церквями американской чёрной общины и убедить их принять
> сторону Израиля.
> Наше отделение "CUFI на кампусе" продолжает расти и усиливать свою
> деятельность, и наши лидеры среди студентов интенсивно работают в самых
> трудных обстоятельствах, чтобы доносить до своих товарищей правду.
> CUFI проводит ежемесячно в среднем 40 произраильских мероприятий по всей
> Америке. Мы стараемся не пропускать ни одной церкви, чтобы рассказать
> прихожанам правду об Израиле. И члены нашей организации, возвращаясь из церкви
> домой, делятся тем, что они услышали, со своими семьями, друзьями и соседями.
> Каждый год мы собираемся в Вашингтоне, чтобы дать знать Конгрессу, что не
> имеет значения, какой шум поднимают оппоненты Израиля - христиане Америки
> заодно с Израилем при всех обстоятельствах.
> Почти 50 лет назад президент Кеннеди прилетел в разделённый город Берлин на
> пике холодной войны. Он полетел туда в тот момент, когда Западный Берлин
> представлял собой крохотный форпост свободы, окружённый коммунистической
> тиранией.
> Он полетел туда в тот момент, когда Западный Берлин был окружён, загнан в
> угол, отрезан от снабжения и голоден.
> Он полетел туда, чтобы передать бесстрашным западным берлинцам мощное послание
> солидарности и решимости.
> Вот что сказал президент Кеннеди в том месте и в тот момент: "Две тысячи лет
> назад самым гордым заявлением было 'Civic romanus sum - Я - гражданин
> Рима'. Сегодня, в мире свободы, самое гордое заявление - Ich bin ein
> Berliner - Я - берлинец . Все свободные люди, где бы они ни жили - граждане
> Берлина, и поэтому, будучи свободным человеком, я с гордостью произношу слова:
> Ich bin ein Berliner".
> Мы должны помнить эти слова больше, чем когда-либо.
> Сегодня я нахожусь в столице самой великой страны на Земле, Соединённых Штатов
> Америки, в тот момент, когда Израиль представляет собой крошечный форпост
> свободы и демократии в море тирании.
> Я нахожусь здесь в тот момент, когда Израиль окружён и загнан в угол, когда
> его бойкотируют и ему угрожают. Я нахожусь здесь для того, чтобы передать вам,
> моим еврейским братьям, зенице Божьего ока, мощное послание солидарности с
> вами.
> В этот трудный момент нашей истории позвольте мне сказать вам кое-что от
> самого сердца. Знайте, что то, что я говорю вам сейчас - это чувство, которое
> разделяется миллионами христиан во всей Америке и во всём мире.
> Сегодня, в мире свободы, самое гордое заявление - это "Ани исраэли - Я -
> израильтянин".
> Все свободные люди, где бы они ни жили - граждане Израиля. Поэтому, как
> свободный человек, я с гордостью произношу слова: Ани исраэли - Я -
> израильтянин.
> Когда международные организации игнорируют совершающие в мире зверские
> убийства на грани геноцида и проявления расизма, но не устают нападать на
> Израиль, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я - израильтянин.
> Когда профессора университетов учат своих студентов лжи об Израиле, а студенты
> во весь голос призывают к уничтожению Израиля, мы гордо заявляем: Ани исраэли
> - Я - израильтянин.
> Когда полные ненависти крикуны пытаются заткнуть вам рот, мы гордо заявляем:
> Ани исраэли - Я - израильтянин.
> Когда флотилии, заполненные боевиками, пытаются превратить Газу в иранский
> порт, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я - израильтянин.
> Когда мир осуждает Израиль за защиту своих граждан от тысяч ракет и миномётных
> снарядов, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я - израильтянин.
> Когда террористы угрожают убивать израильтян, мы гордо заявляем: Ани исраэли -
> Я - израильтянин.
> Когда безумцы угрожают уничтожить Израиль, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я
> - израильтянин.
> Когда союзники Израиля, устав от борьбы с тиранией и угнетением, пытаются
> найти лёгкий выход из ситуации, что в конечном итоге приближает опасность к
> нашему собственному порогу, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я - израильтянин.
> Израиль и Америка разделяют общую любовь к свободе. Израиль и Америка
> разделяют общую страсть к демократии. Израиль и Америка разделяют общие
> иудео-христианские ценности. Израиль и Америка разделяют общую любовь к жизни.
> Израиль и Америка разделяют общих врагов. Враги Израиля - это наши враги.
> Борьба Израиля - это наша борьба.
> Если должна быть проведена какая-то черта, пусть она будет проведена вокруг
> нас обоих - христиан и евреев, американцев и израильтян.
> Мы - одно целое. Мы едины. И нас не запугать, и нас не победить.
> И в конце - когда отгремит последний бой - флаг Израиля будет развеваться над
> древними стенами Иерусалима. Израиль

http://jul-777.forum2x2.ru/forum-f39/tema-t2510.htm

_________________
_________________
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Пн Окт 04, 2010 4:55 am

Не как много пафоса и высокопарных слов, как много чувства и эмоций, каков слог и как слово оживает в его речах.... скучно, война идёт, нет победителя, а есть маразм.

Китай схавал Тибет - в мире полная тишина и ни одного намека на попытку ора в мире в пользу защиты прав тибетцов от тирании китайцев. В Лхассу, столицу Тибета, китайцы не пускают никого из вне, гиды обходят стороной этот островок древности и знаний, необычных знаний - политика, большая политика, и полная тишина вокруг. А чё, там же китаезы с тибетцами, орать не интересно, все одно наХ ... пошлют. А Израиль ... э... тут тема вечная, тут можно сказать золотая жила, тут можно столько всем капусты нарубить, что в Тибете и не снилось. Ведь тибетцы отказались от оружия, оно им наХ не нужно, а следовательно уже и не интересно.

Россия схавала, пользуясь моментом Калиниградскую область. А ранее чья она была? и ничего, Германия войну то проиграла - имеем право и так далее. США хавают по всему миру все подряд и никак не подавятся, и тоже полная одобряющая тишина - демосратия, защитники свободы пришли, - уря.

толочь воду в ступе, конечно же, может быть, для кого-то удовольствие сравнимое с суходрочкой. Но скучно, какие-то полумеры. Что за прелесть стиснуть подругу как положено и в укойку. Ан нет, все воду толкут.

Вот так и Израиль - сплошные полумеры, сплошной онанизм, а вот ору много, капусты немеряно, все сыты и обуты, есть герои и подлецы. ну что за идилия, любо дорого .... вот на счет любо, то скорее не всем, а вот дорого ... ну тут сосем немногим.

Может и мне поорать в пользу защиты поселений, может и засвечусь где, может и денег дадут, то ли противники, чтобы заткнулся, то ли сподвижники, чтобы сильнее орал. А там глядишь, так и до президентства доорусь, могет так стать и Путину под зад мешалкой засвечу. Вон полковник Квачков уже смело могет двигать себя в перезенты РеФё - уже его через суды, самые справедливые в мире с Фемидой зрячей, доорали, за ним моща человек так на сто тысяч, а ежели он сейчас ещё и клич кинет - дави олигархов, спасай Рассею, так и миллионы вокруг его будут орать - хватай оружие и на баррикады, чубайсят рви, как Тузик грелку. Его уже сегодня, как Гитлера, печатать запрещено.

Может тоже воду потолочь в ступе? Ну как эти самые иудо-христианские священники ... а? Я до этой писанины, так и не знал, сколько существует всякой христовой нечисти по миру, столько разных с вывертом христовых вер разбросано, в смысле дармоедов, а не в смысле дурные люди, а тут новохристианский священник вдруг на - рисовался и бредит явно наяву ... или бабло рубит, создавая рекламу своей священной христовой кормушке.


А как он насчет Гитлера и мирового водораздела то брякнул красиво - кто не за нас, тот против нас и другого ну, просто, не дано. Не красиво, ей бо.

Не Израиль начал войну, Израиль победил. Все - захваченные территории его. Ну и чего воду в ступе толочь? Нужна политическая воля руководителей страны, но её нет, им всем нужен политический имидж чтобы из власти не поперли. И никто на себя ответственность брать не желает, а вдруг ..... вон у соседей мужик тоже взял, а тут менты и срок - пять лет за кило медной проволоки. А Козленок не боялся ответственности и взял алмазы из Гохрана на 19 миллиардов долларов - три года условно. Вывод - ответственность надыть брать бОльшую, чтобы было чем делиться с товарищами.

Статья священника - пустобрёха мне не понравилась, слишком много трепа и брехни, ушки от осла торчат большие - пацан денег хочет, через увеличивающееся количество прихожан, а может расчет на евреев банкиров - денег просто так за треп приплатят.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вс Ноя 07, 2010 6:11 am

Мятежный Севела
Майя Немировская, Владислав Шницер

Mятежный Севела

Эфраиму Севеле 80!
Он стал известным вдруг. Лукас Лонго, американский писатель, в газете «The New Haven Register» объявил сразу после выхода из печати в 1973-году его первой книги «Легенды инвалидной улицы»: «Среди нас появился великолепный писатель. Эфраим Севела достиг вершин еврейской комедии. Мы имеем дело с подлинной комедией, в которой блистал Вильям Сароян в его лучших вещах».

Сегодня Эфраим Севела - писатель, кинорежиссер и сценарист с мировым именем, автор 15 романов и повестей, выдержавших почти 280 изданий на различных иностранных языках, создатель 13 художественных фильмов, среди которых «Колыбельная», «Ноктюрн Шопена», «Попугай, говорящий на идиш», ставших классикой современной кинематографии в гостях у Международной Еврейской Газеты.

ЭФРАИМ СЕВЕЛА: - Я поздно пришел в литературу, но успел написать почти все, что задумал. Не хватило сил на роман «Танец рыжих». И чуда не случится – уже давно не молод и болен. А вот амплуа режиссера только примерил. Разбежался – и рухнул.

Осмысление творческой жизни, а, следовательно, и самой моей жизни, в фильме «Господи, кто я?», который я снял для Российского ТВ. Заодно и обращение к читателю, зрителю: не придумывайте меня, я такой, какой есть. А слухов обо мне (было, теперь не знаю) предостаточно. Таков уж удел человека не «усредненной» судьбы. А уж если он талантлив и удачлив…Но прежде, чем обрести право задаться вопросом «Господи, кто я?» и ответить на него, мне предстояло прожить нелегкую жизнь..

Я родился в небольшом белорусском городке Бобруйске и рос в обычной семье довоенных лет. Отец – кадровый офицер, коммунист, известный спортсмен, тренер по классической борьбе. Спортсменка и мама – в беге на дистанции с барьерами. Сильная, властная, она была крута на руку, и мне частенько доставалось по заслугам.

До Отечественной войны в Бобруйске на сто тысяч населения приходилось 65 тысяч евреев. И евреи и неевреи – все говорили на мамэ-лошен и одинаково картавили.

Немцы и белорусские полицаи уничтожили свыше двадцати тысяч наших евреев. Сегодня в Бобруйске их по пальцам перечесть. Зато, в своих странствиях я часто встречал земляков и их детей в Израиле, Америке, Германии.

… Война стремительно приближалась к Бобруйску. Мы с матерью и сестренкой (отец с первых минут на фронте) едва успели бежать. А ночью взрывная волна немецкой авиабомбы, разорвавшейся рядом с мчавшимся на Восток поездом, смахнула меня с открытой, с низкими бортами, товарной платформы под откос. И швырнула в самостоятельную жизнь – суровую, беспощадную.

Двенадцатилетний подросток из благополучной еврейской семьи, я впервые остался один. Без родителей. Без учителей. Без ничьего надзора… И , упрямый и своенравный, пошел дорогой, которую выбрал сам. Сбежал из детдома, из ремесленного училища, с завода, где рядом с такими же бездомными пацанами точил мины для фронта. Ушел в никуда из совхоза под Новосибирском, где таскал пудовые мешки с зерном и жил в многодетной семье вдовы фронтовика Полины Сергеевны, выходившей меня, когда полуживой от голода, болезней дополз и свалился у ее землянки. Имя этой умной, суровой, заботливой женщины я, став писателем, сохранил в автобиографической повести «Все не как у людей».

Я бродяжничал, исколесив на товарняках Урал, пол-Сибири, и добывал хлеб насущный душещипательными песнями, которые пел в эшелонах солдатам, ехавшим на фронт, беженцам, возвращавшимися в родные места, в набитых до отказу вокзалах. У меня был звонкий мальчишеский дискант. Ночевал в товарных порожняках, на полу в вокзальном закутке, а в теплую пору и под случайным кустом. Бездомная, голодная, немытая жизнь влекла к себе свободой, неожиданными ситуациями, встречами с новыми людьми, собственным миропознанием.

Так впервые я ощутил вкус одиноких скитаний, которые впоследствии станут стилем моей жизни. Осенью 43-го на железнодорожной станции Глотовка меня подобрал командир направлявшейся на фронт бригады противотанковой артиллерии Резерва Главного командования полковник Евгений Павлович Крушельницкий.

Меня постригли, одели в подогнанное на ходу солдатское обмундирование, «укатали» на фронт. И я, «сын полка», прошел с бригадой весь ее боевой путь - через Белоруссию, Польшу, Германию – до Ной-Бранденбурга.

Полковник – ах, какой колоритный был мужик! - полюбил меня. Считал умным и образованным. Еще бы, я назубок знал все марки немецких, американских, английских самолетов и танков. Память была отличная. Он был одинок (немцы расстреляли жену и единственную дочь), хотел усыновить меня и отвести учиться в Московский университет. Не довелось. За две недели до окончания войны его смертельно ранило осколком шальной немецкой гранаты. Последние слова были обращены ко мне: «… Сынок, а в университет пойдешь без меня…».

Полковник Крушельницкий и другие армейские сослуживцы стали прототипами персонажей моих книг о войне. В их числе – моя самая любимая «Моня Цацкес - знаменосец».

Судьба оказалась ко мне милостива. В Бобруйске, в уцелевшем родительском доме, меня, невредимого, да еще с медалью «За отвагу» на груди, встречали мама с сестренкой. А вскоре вернулся и отец. Он провел в немецком плену почти все четыре военных года и уцелел, успев переодеться в солдатскую форму, заручившись солдатский книжкой с татарской фамилией.

24 февраля 1971 года 11.00 по московскому времени в стране, где страх сковал языки, в самом центре Москвы, напротив Кремля, сошлись в Приемной Президиума Верховного Совета СССР двадцать четыре человека. Двадцать четыре советских еврея, безоружные и ничем не защищенные, в отчаянной решимости бросить вызов Голиафу. Они поставили свои головы на кон, кинулись в бездну, чтобы дать пример другим, своими костьми пробить брешь в стене, отделявшей евреев СССР от остального мира, и выдвинув ультиматум - свободный выезд в Израил, объявили сухую бессрочную голодовку.

В этом акте отчаяния, судьбоносном для советских евреев, участвовал и я, уже известный советский журналист, киносценарист и режиссер.

Тогда жил в Москве, был женат на падчерице Эдит Утесовой – Юлии Гендельштейн, у нас росла очаровательная дочка Машенька, любимица Леонида Осиповича. Знаменитый артист любил и меня. На экраны кинотеатров один за другим выходили художественные фильмы по моим сценариям. Шутка ли, семь фильмов за шесть лет!.. Казалось бы, все складывалось удачно. И все же решил уехать. Я долго был «российским империалистом» и любил свою «империю». Мне нравилась она.

Но с некоторых пор, при Брежневе, я почти откровенно перестал воспринимать советскую власть. Власть можно уважать, даже бояться. Но когда смеешься над ней, жить под ее началом невозможно. Понял: в такой обстановке пройдут мои самые энергичные годы, и я начну шамкать как Брежнев.

Много времени спустя, уже вырвавшись из СССР, я мучительно докапывался до истинных причин, побудивших меня сломать прежнюю, хорошо налаженную жизнь во имя туманного и неясного будущего. И понял, что моими поступками двигало стремление начать новую, более нравственную жизнь. Для этого надо было окончательно порвать с советской властью и страной, которая задыхалась под ее безжалостной пятой.

Я никогда не занимался политикой, не был ни диссидентом, ни сионистом, но я принял участие в акции за свободный выезд евреев в Израиль. И случилось, можно сказать, историческое событие: наша акция закончилась победой. Правительство уступило – менялся мир, международная обстановка, внешнее политика СССР. Президиум Верховного Совета СССР принял Постановление «О создании Комиссии по выезду в Израиль из СССР граждан с лишением их советского подданства». А нам, участникам акции, предписывалось покинуть страну немедленно.

До конца своих дней буду помнить тот звездный час взлета человеческого духа и благодарить судьбу за то, что она привела меня к тем, кто не убоялся. Не скрою, я горжусь своим участием в первой открытой политической забастовке за всю историю советской власти, когда горстка людей в здравом уме и трезвом рассудке добровольно прыгнула в пасть чудовища во имя идей, ради блага многих.

Едва я появился в ОВИРе, чтобы оформить документы на выезд, меня пригласили к начальнику антисионистского отдела КГБ СССР генерал-лейтенанту Георгию Минину. «Вот ваше личное дело, - и он открыл пухлую канцелярскую папку. - Честно сказать, будь моя воля, никогда б вас не отпустил. У нас таких людей по пальцам перечесть. – Минин достал из папки пачку Благодарностей Верховного Главнокомандующего, они вручались офицерам и солдатам за участие в наступательных операциях минувшей войны. - Ну, как отпустить такого воина?! – воскликнул генерал и продолжал наставительно: - Очень скоро вы окажетесь на войне…» «Вам видней, - смело отвечал «свободный человек», - это вы, в КГБ, планируете войны на Ближнем Востоке». Генерал пропустил мою реплику мимо ушей: « Не посрамите чести своих боевых учителей!»

Но медаль «За отвагу», врученную мне «учителями», изъяли вместе с советским паспортом и значком об окончании Белорусского государственного университета.

Пройдет много лет, и я, вернувшись в Москву, выступлю на конференции по случаю организации Российского Еврейского Конгресса. Рассказав с трибуны о напутствии генерала Минина перед выдворением из СССР, и, воспользовавшись присутствием в зале мэра Лужкова, обращусь к нему с просьбой: «Юрий Михайлович, если вы когда-нибудь увидите генерала Минина, передайте ему, пожалуйста: его наказ – не посрамить боевых учителей - выполнен с честью. На второй же день войны «Судного дня» я из советской «базуки», захваченной в бою с арабами, подбил два арабских советских танка «Т-54» и противотанковую пушку».

Зал взорвался смехом, И, кажется, громче всех смеялся Лужков.

… Выдворенный из СССР, я мог с семьей обосноваться в любой европейской стране, в Америке, но стремился в Израиль.

…Помнится, по дороге в аэропорт Шереметьево висели трехметровые афиши с портретами Нади Румянцевой из «Крепкого орешка» и Ирины Скобцевой из «Аннушки» - моих фильмов. У Скобцевой на щеке слеза с кулак. На каждой афише черные полосы – мое имя вымарано. И дочка Маша сказала: «Папуля, Москва в трауре». А когда стюардесса объявила, что наш самолет пересек воздушную границу СССР, и я воскликнул «Вот мы и на свободе!», моя мудрая двенадцатилетняя дочь охладила меня: «Папа, ты забыл, мы в самолете Аэрофлота, он может повернуть назад».

… С тремя сотнями долларов в кармане я с семьей объявился в Париже.

Почему Париж? Между СССР и Израилем в те годы были прерваны дипломатические отношения. В Тель-Авив летали с пересадкой в Париже. Но меня-дурака всегда бережет Бог. Куда бы ни попадал, за волосы вытаскивает, хотя я и безбожник. И потому, когда я прилетел в Париж, попал сразу же в объятия барона Эдмонда Ротшильда.

Встречали нас как папанинцев. Портреты в газетах, на обложках журналов, интервью на радио, ТВ! Ведь мы были первыми, кто прорвался. С чего и началась легальная эмиграция из СССР.

Ротшильд поселил нашу семью в фешенебельной зоне города, приглашал в свою загородную резиденцию и часами жадно слушал мои истории. В общении нам помогала Маша. Закончив в Москве пять классов французской школы, она свободно, да еще с парижским акцентом, говорила по-французски.

Это он, барон Эдмонд, буквально, силой засадил меня за перо. Так родилась моя первая книга «Легенды инвалидной улицы». Я написал ее за две недели, рассказал истории о городе своего детства и его обитателях.

Первой по просьбе Ротшильда рукопись прочитала Ида Шагал – дочь Марка Шагала.. «Вы не знаете, что написали! – сказала она мне.. – Вы последний еврейский классик на земле!». А сам Марк Шагал рукопись читал всю ночь и наутро вышел с красными глазами. «Молодой человек, - сказал он мне, пригласив к себе, - я вам завидую: эта книга будет самым лучшим витамином для евреев, чтобы они не стыдились называться евреями».

Позже критик, анализируя мое творчество, напишет: «Эфраим Севела, писатель небольшого народа, разговаривает со своим читателем с той требовательностью, суровостью и любовью, которые может позволить себе только писатель большого народа».

«Легенды Инвалидной улицы» в том же году издадут в Америке, затем в Англии, Германии, Японии, три года спустя - в Израиле на иврите и русском. Став бестселлером после публикации крупнейшим издательством США «Doubladay», «Легенды» принесут мне, их автору, мировую известность и признание. Но лишь в начале 90-х книга наконец-то появится в России: произведения авторов, выдворенных из страны и лишенных ее гражданства, в СССР не печатали.

А барон Ротшильд, выслушав восторженный отзыв Иды Шагал, скажет: «Надо издавать. - И, обратясь ко мне, добавит: - А рукопись, пожалуйста, подарите мне, я положу ее в сейф и, надеюсь, когда-нибудь разбогатею».

Я прожил в Париже почти полгода. «Куда ты рвешься? Тебе надо хотя бы на год остаться в Париже, – уговаривал меня Ротшильд. – Я дам тебе в Версале замечательную квартиру (он тогда финансировал реставрацию дворцового комплекса). Оставайся!». Но я хотел своими глазами увидеть Эрец-Израэль.

Я так стремился на Землю обетованную, а прожил там всего шесть лет. Что ж произошло? Возможно, в Израиле я искал Европу, а это - Восток.

Скажу иначе. Мы с Израилем друг друга не поняли. И не приняли. Хотите конкретнее?

Мне, например, не нравилось, что если в России я был евреем, то здесь считался русским. И там, и там меня не любили как чужака. Что мои дети, в жилах которых три четверти еврейской крови (бабушка со стороны их матери русская), не считаются евреями. «Не хочу жить в стране, где, когда я умру, меня, как собаку, похоронят за оградой кладбища», - заявила моя повзрослевшая дочь и уехала в Европу. А я – в Америку.

Я надеялся сделать значительно больше для своего народа. Но каждый раз натыкался на неодалимую стену. Так, например, произошло с попыткой организовать израильскую киностудию. Я собрал среди иммигрантов сотню профессиональных кинематографистов, но «свои» не уступили нам, чужакам, этого, на их взгляд, «хлебного» места.

Я родил в Израиле сына, рядовым солдатом участвовал в «Войне Судного дня». После войны «Сохнут» направил меня в Америку. За полгода объездил более трехсот городов и городишек, где жили евреи. На митингах, собраниях «долларовых доноров» рассказывал о народе Израиля, в одиночку победившем в войне и нуждавшемся в материальной помощи. Собрал 500 миллионов долларов. Об этой поездке я рассказал в книге «Возраст Христа».

Парадокс: при всем неприятии Израиля, мне там хорошо работалось...

Написал книги: «Викинг», «Мраморные ступени», «Остановите самолет, я слезу», неодобрительно встреченную израильской прессой, «Моня Цацкес – знаменосец», «Мужской разговор в русской бане», «Почему нет рая на земле», киноповесть «Мама» и рассказы, вошедшие в сборник «Попугай, говорящий на идиш». Видимо, солнце моей исторической родины, ее воздух, природа благотворно влияли на меня. . И все же покинул этот творческий оазис… Наступил момент, когда понял: не уеду, иссякну. При активной помощи ханжей, которые принялись оговаривать меня за правду в моих книгах.

Избрав Нью-Йорк местом постоянного жительства - еще в 1975-м я получил гражданство США «по преимущественному праву» - поселился на Брайтон бич. Жена отказалась переехать в Америку и осталась с детьми в Англии. Семья, которой так дорожил, распалась. К тому же, мой плохой английский ограничивал общение с американцами. Брайтонский сленг (для несведующих: русско-английско-одесско-идишско-ивритский плюс матерный) был куда милее, понятней и ближе.

Для брайтонцев я был «наш писатель». Армянка Рима, хозяйка ресторана, где я постоянно обедал, говорила: «Когда вы уедите, повешу у вашего столика табличку: «Здесь сидел и жевал баранину наш писатель Эфраим Севела». А каких повстречал людей! Сколько узнал уникальных историй! И не написал о Брайтоне. Болезнь помешала.

Я подолгу не задерживался в Америке. Не обремененный никем и ничем, побывал в Швеции, Голландии, Италии, Сингапуре, Англии, Франции, Польше, Германии, Камбодже… Жил повсюду, где было интересно и хорошо. За 18 лет скитаний объехал полмира, черпая сюжеты для будущих книг, сценариев. И родились: киносценарии «Ласточкино гнездо» - о советских разведчиках в Англии; «Муж, как все мужья» - о жизни в Израиле; «Белый Мерседес» - о Мюнхенской олимпиаде 1972-года; «Сиамские кошечки» - о Таиланде, повесть «Продай твою мать» - о еврейских иммигрантах в Германии.

Порой неожиданно срывался с насиженного места, и оказывался на другом конце Земли.

…Недавно прислали мой архив из Берлина. Я снимал там квартиру и, помнится, много писал. Куда-то сорвался, оставил всё, рассчитывая вернуться. И забыл. И вот теперь, прошло лет двадцать, хозяйка квартиры через своих друзей нашла меня и прислала мой архив. А в нем рукописи небольшой повести «Возраст Христа» и романа никогда не издававшегося по-русски «Последние судороги неумирающего племени». Обе книги вышли в начале 2007 года в издательстве «АСТ».

Мне легко пишется и на Брайтоне я даже прослыл лентяем. В хорошую погоду часами валялся на пляже. «Когда и чем он занимается?!» - возмущались брайтонцы. Но вот вышла книга «Тойота Королла», и они ахнули: «Когда же он сумел написать ее?»

В моих рукописях вы не найдете правок, вариантов, разве что небольшие вставки. У меня все складывается в голове. Могу просто диктовать, не поправляя потом ни слова. Сажусь и строчу.

Одна за другой издавались и переиздавались мои книги. Но этого мне было мало. Хотелось делать кино. А я умел это еще в Москве. Но за все годы иммиграции не снял ни одного фильма. Чужаку пробиться в Голливуд или на киностудию какой-либо европейской страны – и не мечтай.

Собрав деньги в США и Германии и, доложив 250 тысяч долларов, я приступил к постановке фильма «Колыбельная» - о трагедии европейского еврейства в годы Второй мировой. Снимал его в Польше, где до войны еврейское население было особенно многочисленным, а уцелели лишь немногие.

В «Колыбельной» почти нет профессиональных артистов. Обычные люди, подходящие по типажу. Порой, найденные случайно. Проезжая на машине мимо польской деревеньки, я увидел женщину с тяжелой сумкой. Да. это ж – «Мадонна Рафаэля» ! И остановил машину.

Так же случайно нашли и обреченных на убиение «апостолов Петра и Павла». А еврейскую колыбельную с моего голоса спела знаменитая польская эстрадная певица Слава Пшебыльска. В детстве у нее были друзья-евреи, и она знала идиш.

Я впервые показал «Колыбельную» в Америке. И газета «Чикаго сан Таймс» назвала этот фильм самым сильным о Катастрофе европейского еврейства в годы Второй мировой войны.

В 1991 году я по приглашению Союза кинематографистов СССР впервые за восемнадцать лет эмиграции прилетел в Москву. Кто-то из встречавших меня в Шереметьево спросил: «Ты к нам надолго?» Я неосторожно пошутил: «До полного обвала». И… зазвучала по радио классическая музыка, а на телеэкранах затанцевали белые лебеди. И по улицам Москвы поползли танки Кантемировской дивизии. Россия встала на дыбы.

Я окунулся в кипучую жизнь. Она уже не шла мимо меня, как в странах где жил в годы эмиграции. С восторгом наблюдал, как зарождается новая жизнь, с треском ломается старая. Мне восстановили российское гражданство, Лужков дал квартиру «Мы на эмиграции потеряли много голов, - сказал мэр, - и поэтому будем принимать с комфортом всех, кого зря в свое время с такой легкостью отпустили».

Я получил возможность делать кино. По собственным сценариям один за другим снял: «Попугай, говорящий на идиш», «Ноктюрн Шопена», «Благотворительный бал», «Ноев ковчег», «Господи, кто я?». Телевидение устроило передачу, посвященную моему возвращению в Россию, и зрители впервые увидели фрагменты из фильма «Колыбельная». По предложению Госкино я проехал с этим фильмом, собирая переполненные залы, по всем крупным российским городам, побывал в Тбилиси, Одессе, Кишиневе, Вильнюсе, Риге, Минске. Огромными тиражами издавались мои книги.

Наладилась и семейная жизнь. Я женился на прелестной женщине, талантливом архитекторе Зое Осиповой, ставшей моим верным другом, умным помощником.

Но кончилась эйфория начала девяностых. Паралич власти вывел на поверхность российской жизни тучи мошенников, обгладывающих усыхающее дерево экономики страны. Она и поныне проходит стадию начального капитализма, самого бесчеловечного и безжалостного, какого давно в мире нет. Провозглашенная в России демократия - без справедливого и сурового правопорядка - хаос, путь в бездну. Политические партии и группировки продолжают до хрипоты спорить о судьбах страны, а она, страна-то, корчится в удушливых объятиях криминального мира, празднующего пир на ее холодном теле.

А я? Знаю, читатель любит мои книги. Они по-прежнему печатаются большими тиражами. Издан шеститомник моих сочинений. А фильмы?.. Разве-что по военным праздникам покажут ранним утром по ТВ «Годен к нестроевой», который я снял по своему сценарию еще в 1968 году. О моих книгах, фильмах и сегодня пишут за границей. В Польше известный критик Анджей Янковски издал книгу «Проза Эфраима Севелы» А для российских СМИ я словно и не существую. Хоть выругали бы разок! В родной стране – чужой.

Быть может, причиной тому еврейская тематика моих произведений?

Не так давно, не дожив трех месяцев до ста лет, в Лос-Анджелесе умер мой отец. Порой думаю: а где успокоюсь я в этом мире, исхоженном мною вдоль и поперек?

http://la-belaga.livejournal.com/47760.html
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Shamen в Вс Ноя 07, 2010 2:59 pm

valery40 пишет:Нету никаких комплексов: я сильный, независимый, высокий, здоровый, я нравлюсь людям, и я ни разу не слышал призывов бить меня, чтобы спасать Россию…

Начал за здравие, закончил за упокой:

valery40 пишет:И еще знаю, что антисемитизм может приглушать свой звук, но никогда не остынет, не иссякнет окончательно. Он бывает немодным, но забыть о нем нам не дадут. Вернут его с того света. Дадут нам его почувствовать.

У меня вопрос - КТО вам не даст забыть антисемитизм?
Ответ в тексте, где Смехов живописует антисемитизм в редакции.
А КТО гл.редактор??? ДА ЕВРЕЙ ЖЕ.

Т.е. еврей гл.редактор в страхе, что его "заантисемитят" гнобит подчинёнгых евреев...
Ребяты вы сами друг-друга долбите и ищите врагов внешних. В принципе нормально для любого закрытого общества. Еврейство общество довольно закрытое. Даже на уровне личного общения. Помню как на репетиции один еврей на перекуре обратился к другому - "Мойша ты там-то ритм ускорил.." тут же осекся и пристально посмотрел на меня. Тогда не придавал никакого значения таким вот умолканиям. Теперь все отчетливее вижу что САМИ себя загоняете в угол и начинаете огрызаться.

Антисемитизм порождение еврейства. Перестанут евреи ковырять эту ранку она затянется. Не пойму этого садомазохизма вообще.
avatar
Shamen
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 847
Возраст : 56
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вс Ноя 07, 2010 9:36 pm

Ан
Код:
тисемитизм порождение еврейства. Перестанут евреи ковырять эту ранку она затянется. Не пойму этого садомазохизма вообще.

Понимаешь.Шаман,в молодости я не то,чтобы скрывал свою национальность,но и не акцентировался на ней,но очень часто ,по любому поводу,слышал-ты не коренной национальности,человек без родины,не чего тебе влезать. Было это ,как на гражданке,так и в армии,причём мне это говорили отнюдь не лучшие солдаты,а остальные,которых я считал своими друзьями,молча поддерживали их. Это,если учесть,что у нас в полку,антисемитизм отнюдь не поддерживался,особенно среди офицерского состава.Так,что не в евреях дело.Кстати в Германии подавляющее большинство считали себя немцами,а чем всё это закончилось вопрос
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Shamen в Пн Ноя 08, 2010 1:42 am

Валерий я сейчас читаю мемуары одного еврея. Он жил и работал в Академгородке с самого начала строительства оного.
http://community.livejournal.com/academgorodock/2010/10/31/
Я даже работал с ним в одном институте некоторое время. правда я тогда был молодой специалист, а он уже маститым ученым.
Интересно пишет. Правдиво - т.е. реалии, которые с детства помню в его мемуарах оживают.
Но вот красной строкой идет мысль - "евреев зажимали".
Никаких явных доказательств. Только ссылки на "секретные приказы у кадровиков" и прочее... При этом каждый раз в таком случае еврей или находил лучше место или добивался принятия вопреки "секретным приказам".

Ну ЯВНЫЙ просто миф.

Кадровики вообще не любят говорить о причинах отказа. И там где еврей в отказе видит намек на свое еврейство любой другой из НАС - АЗИАТОВ думает - "бакшиш надо дать". Шутка, но с 70-х горькая правда.
Бывают и ДРУГИЕ причины отказа - не только принадлежность к евреям.
А знаете, что думает русский или татарин, если ему отказывает начальник кадров - еврей?
Сначала, что мало предлагает, потом что своего тащит.
И таскали. Точно также как татары тащили своих, хохлы своих.

Работа с кадрами очень конфликтная область и многие нач.кадрами могли говорить о мифическом секретном приказе, просто чтобы ЛИЧНО на него не лился поток негатива.
Это сейчас при приёме на работу повсеместно существует правило - "о причинах отказа администрация вправе не сообщать"
А при СССР право на труд выполнялось на все 100%.
Это надо было стать БИЧем на крайнем севере, чтобы иметь ненормированный рабочий график или суперспециалистом. Поэтому отказать при социалистическом (по настоящему - социалистическом) строе в приёме на работу требовались обоснования.

Да и всегда возникали проблемы с молодыми специалистами. Не всегда предприятию требовалось столько сколько "заказали" молодёжи - просчёты в планировании в работе предприятия.

Короче причин может быть дофига, но евреи всегда сводят к одной. При этом сами же упоминают, что в быту свое еврейство не ощущали. Т.е. со стороны никто не кидал косых взглядов сплошь и рядом.
avatar
Shamen
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 847
Возраст : 56
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Shamen в Пн Ноя 08, 2010 1:46 am

valery40 пишет:Кстати в Германии подавляющее большинство считали себя немцами,а чем всё это закончилось вопрос

Судя по демографии евреи мира во время второй мировой войны понесли такие же потери в процентном исчислении как и остальные втянутые в конфликт народы.

Если бы они были такие как утверждается в рамках Холокоста, то еврейства на сегодняшний день не существовало бы вообще.

Ну или как вариант - все евреи к сегодняшнему дню должны были с комфортом разместится на территории Израиля. Однако живет там едва ли четверть мирового еврейства.
avatar
Shamen
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 847
Возраст : 56
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Чт Ноя 11, 2010 12:29 am

Шаман! Ты упорно отвергаешь Холокост,хотя ещё остались ,возможно последние,свидетели. Ну Б-г с тобой.это твоё личное дело.но я хочу разместить другое о связи русского поэта Кирилла(Константина )

С еврейским юношей,хотя они при жизни не были знакомы.

«Жди меня, и я вернусь...»
Илья Войтовецкий, Беэр-Шева

28 августа 2010 года в Араде (Израиль) умер Шломо Дрори – первый
исполнитель и автор музыки к известному стихотворению К. Симонова...


9 мая 1998 года по первому каналу российского телевидения шла программа Александра Любимова "Взгляд", посвящённая Дню Победы. Гостем программы был литератор и журналист Алексей Симонов, сын известного советского писателя К.М.Симонова.

Ведущий задал вопрос:
- Скажите, пожалуйста, почему популярные стихи вашего отца "Жди меня" не стали песней? Есть ли у вас объяснение?
- На эти стихи было написано не менее двадцати пяти мелодий, - ответил Алексей, - но ни одна не прижилась, не была адекватна стихам. Поэтому стихи отца так и не стали песней.

Я сорвался с места и бросился к телефону (передача была в прямом эфире, и ведущий заранее сообщил номер телефона студии.) Линия долго была занята, а когда я дозвонился, передача уже закончилась. Мне ответил женский голос. Это была помощница А.Любимова, звали её Гаяна (она тбилисская армянка, очень милая девочка, её было видно на экране за столом справа от ведущего).

- Гаяна, что значит - не стали песней? Стали, есть, существует такая песня, её поёт целый народ, целая страна!

Я вкратце рассказал Гаяне историю израильской песни "Ат хаки΄ ли" ("Жди меня").
- Напишите, пришлите мне эту историю по почте, я передам письмо Алексею Кирилловичу, — сказала девушка.

Я отправил в Москву письмо и кассету с записью израильской песни. Всё дошло до адресата, завязалась переписка и дружба с семьёй Симоновых.

Вот мои письма. Мне кажется, история, рассказанная в них, представляет интерес.

Первое письмо

9 мая 1998 года.
Уважаемый Алексей Кириллович! Очень жаль, что мне не удалось дозвониться до "Взгляда" во время передачи: телефон был постоянно занят. После Ваших слов о том, что стихи Вашего отца остались лишь стихами и не поются, я стал набирать номер студии, но...

А вот Вам и история — трогательная, удивительная история, связанная со стихами К.М.Симонова. Герой моего рассказа родился в Вене в августе 1921 года. Звали его тогда Соломон Дойчер. После Anschluß´а, в 1938 году, небольшой группе еврейских парней и девушек удалось на маленьком судёнышке отплыть от Вены, спуститься по Дунаю в Чёрное море, оттуда через проливы и Мраморное море пройти в Средиземное море и причалить к берегу подмандатной Палестины. Среди этих ребят был семнадцатилетний Соломон Дойчер. Юноша решил, что он обязан на время забыть языки своего детства – немецкий и идиш – и очень быстро овладел ивритом и английским.

В 1939-м началась Вторая мировая война. В составе британской армии была создана Еврейская бригада, и Соломон Дойчер стал ее солдатом. С Еврейской бригадой он прошёл по дорогам войны, день Победы встретил в Италии.

В 1943 году произошёл случай, повлиявший на всю его дальнейшую жизнь и, в некоторой степени, на судьбу его (а потом и моей) страны.

Солдат Соломон Дойчер собирался на дежурство. Он взял со стола книжицу, чтобы на посту, если будет свободное время, почитать. Придя на пост, он открыл книжку и на титульном листе прочитал название. Это были "СТИХИ О ЛЮБВИ" русского поэта Константина Симонова в переводе на иврит Авраама Шлёнского. (Я хорошо знаю иврит и могу засвидетельствовать, что перевод абсолютно точно передаёт силу, поэтичность и дух подлинника). Первым стихотворением в сборнике было "Жди меня". Можно себе представить, какое впечатление эти слова произвели на молодого воина, оставившего в оккупированной нацистами Вене маму, отца, родных: "Жди меня, и я вернусь. Только очень жди...".



У Соломона Дойчера был (и сохранился) хороший голос. (После войны, в Италии, ему предложили остаться в Милане и стать солистом театра La Scala, но Дойчер отказался, сказав, что мечтает стать крестьянином на Земле Израиля). Во время того памятного дежурства родилась песня. Однополчане сразу оценили и слова, и мелодию. Песню полюбили. В перерывах между боями Соломона Дойчера перевозили вдоль линии фронта, доставляли в госпитали, и под аккомпанемент аккордеона он пел воинам (а ведь у каждого где-то остались родители, любимая девушка или жена): "Жди меня, и я вернусь". Песня стала гимном еврейской бригады, а автор музыки и исполнитель приобрёл популярность, сравнимую со славой Леонида Утёсова и Клавдии Шульженко. Записали пластинку — сначала на иврите, а потом, когда стихи перевели на английский язык, Соломон Дойчер напел песню и по-английски. Солдаты американской и британской армий запели на родном языке симоновские строки, переложенные на музыку солдатом еврейского ополчения.

А в 1944-м году произошло ещё одно событие. Во двор римской синагоги вошёл американский офицер, зашёл помолиться. У входа стояла плачущая женщина. Американец обратился к ней на идише. Он спросил: "Почему вы плачете? Война, можно считать, закончилась, теперь Бог поможет нам". "Бог не может мне ничем помочь, - ответила женщина. - Моего мужа немцы убили на моих глазах, а сын ушёл из дому ещё в тридцать восьмом, и с тех пор я о нём ничего не знаю".

Слово за слово, и оказалось, что собеседники - родные тётка и племянник. Две сестры, уроженки польского местечка, после Первой мировой войны покинули родные места, одна вышла замуж за австрийского еврея и уехала в Вену, вторая вышла замуж за американца и отправилась за океан. После прихода к власти нацистов связь между ними прервалась. Офицер оказался сыном родной сестры этой женщины.

Он забрал ее к себе. "Как звали твоего сына, который ушёл из дома в тридцать восьмом году?" — спросил племянник. "Соломон Дойчер," — ответила она. Имя автора песни "Жди меня" было ему известно.

Он ничего не сказал ей, опасаясь, что это может быть простым совпадением: мало ли Соломонов Дойчеров среди еврейских солдат! - и имя, и фамилия довольно распространённые. Связался по телефону с командованием еврейской бригады, выяснил время и место выступления группы самодеятельных артистов.

- Поехали! - сказал он тётке.

Начался концерт. Объявили номер. И имя, и фамилия певца были ей незнакомы. (К тому времени Соломон Дойчер сменил и имя, и фамилию. "Соломон" по-библейски "Шломо", а фамилию он себе выбрал "Дрори", что означает «свободный»). Да и иврита, на котором говорили со сцены, она не понимала.

Мать не узнала сына. Со времени их расставания прошло восемь лет - да каких! Юноша повзрослел, возмужал, одет он был в форму - таким она его никогда не видела. А он посмотрел в зал и в первом ряду увидел маму. Перекрывая звучание вступительных аккордов, он закричал и бросился вниз со сцены.


1944 год. Солдат Еврейской бригады Соломон Дойчер
исполняет песню «Ат хаки ли» («Жди меня»)


В первом ряду (слева направо): брат Соломона Яков Дойчер, Броня Дойчер (мама),
американский офицер Джордж, встретивший Броню во дворе римской синагоги.
Соломон Дойчер – во втором ряду, между мамой и Джорджем. Бари (Италия), 1944

Их окружили. Плакали все — и зрители, и артисты. И тогда, преодолевая рыдания, Шломо Дрори вернулся на сцену и запел. Он пел, обращаясь к матери, но она не понимала слов. Рядом с ней сидел другой еврейский солдат и переводил ей на идиш текст песни: "Жди меня, и я вернусь. Только очень жди". Солдат переводил слова песни и повторял: "Он сочинил её для тебя, он знал, что найдёт тебя". (Он обращался к ней на "ты", потому что в иврите нет обращения "вы" в единственном числе; даже с Богом евреи разговаривают на "ты").

Вот, в общем-то, и вся история.
Когда в 1971 году я приехал в Израиль, первой пластинкой, которую я купил, была запись певца Арика Лави с песней "Жди меня". Мои сыновья (десяти и пяти лет) быстро освоили иврит, но и русского не забыли; они пели эту песню и по-русски, и на иврите. Никогда мы не интересовались, кто сочинил мелодию, пели — вот и всё.

Однажды по телевидению шла передача об артисте Камерного театра Йоси Ядине, который начинал свою актёрскую жизнь на любительской сцене во время войны. В телевизионной программе участвовали его однополчане. Ведущий Амос Эттингер рассказал историю песни "Жди меня" и объявил, что автор и первый исполнитель Шломо Дрори пришёл в студию и сейчас споёт её для своего фронтового друга. Я не поверил своим ушам. А объектив тем временем поплыл в сторону, и на экране появилось лицо моего доброго друга, с которым я много лет бок о бок проработал на химическом комбинате Мёртвого моря - и не знал, что он сочинил мою любимую песню. Я бросился к тумбочке, взял в руки пластинку. "Жди меня", — было написано на ней. "Стихи К.Симонова, перевод на иврит А.Шлёнского, музыка Ш.Дрори". Всё верно.

На следующий день я встретил Шломо на заводе, обнял его, расцеловал, спросил, знает ли он историю создания стихотворения. Нет, он ничего не слыхал ни о Симонове, ни о Серовой. Я разыскал в альбоме открытку В.В.Серовой, переснял из книги портрет К.М.Симонова — и подарил Дрори.


Шула и Шломо Дрори

Вот как сложилась его судьба. Вернувшись с фронта, он участвовал в подготовке к Войне за независимость — был инструктором по подрывному делу. Англичане разыскивали его, сулили за его голову внушительные суммы. Его не выдали.

Во время войны Шломо подружился с начальником Генерального штаба Мордехаем Маклефом, и когда тот вышел в отставку и получил новое назначение — занять должность Генерального директора химического комбината Мёртвого моря, он забрал Шломо с собой. Дрори проработал на заводе до пенсии, но потом не захотел сидеть дома без дела; он создал музей Мёртвого моря и стал его смотрителем. Каждый день к нему приезжают десятки посетителей, и он рассказывает им удивительную историю о том, как еврейский юноша Мойше Новомейский из прибайкальского города Баргузина решил осуществить мечту Теодора Герцля и создать промышленность в мёртвой степи на берегу Мёртвого моря, где до него не было ни одного поселения, ни единого домика или хижины, ни одного человека. Сейчас здесь горят заводские огни, зеленеют пальмы, гостиницы и здравницы принимают ежегодно сотни тысяч посетителей и туристов. "А началось всё это в начале века в Сибири," — говорит Дрори, и глаза его светятся счастьем.

В 1987 году, когда в СССР началась перестройка и в Израиле появились первые туристы из Советского Союза, сотрудники Сохнута спросили, соглашусь ли я, если понадобится, принимать на комбинате русскоязычных посетителей. Я, естественно, согласился. Как-то встретил Шломо. "Завтра у меня будут гости из России," - сказал я. "Привези их ко мне в музей, - попросил Шломо. - Я хочу посмотреть им в глаза". Я пообещал.

От проходной нужно ехать на север вдоль берега Мёртвого моря — минут 20-25. Я взял в руку микрофон и стал рассказывать историю, услышанную в телевизионной передаче. Меня слушали внимательно. Закончив рассказ, я сказал, что захватил с собой кассету с песней "Жди меня".

"Хотите послушать?" "Хотим, хотим, поставьте!" — попросили гости. Зазвучала песня. Она закончилась, мы подъехали к музею. Нам навстречу вышел невысокий седой мужчина с молодыми глазами. "А вот и герой моего рассказа," - представил я Шломо Дрори. Были объятия, слёзы, расспросы. Мы поднялись в музей, и Шломо впервые рассказал туристам из России о чуде, которое свершилось на этой древней земле. Он говорил на иврите, я переводил.

Вот уже 11 лет я с удовольствием привожу в музей туристов из бывшего СССР. Все годы я ношу с собой кассету с песней Шломо Дрори на стихи Константина Михайловича Симонова "Жди меня", и мои гости наслаждаются, слушая её в туристических автобусах, идущих вдоль побережья Мёртвого моря - 411 метров ниже уровня мирового океана. Мне жаль, что среди них не было К.М.Симонова.

Второе письмо

15 мая 1998 года, Беэр-Шева, Израиль.
Дорогие, уважаемые Гаяна и Алексей Кириллович!
Боясь показаться навязчивым, я, тем не менее, всё-таки решился на это письмо, потому что — "не могу молчать!".

Наутро после написания предыдущего письма я, естественно, позвонил Дрори.
— Шломо, ты сидишь или стоишь? — спросил я его. — Сядь, иначе упадёшь.
— Сижу-сижу — улыбнулся Шломо в трубку.

Я рассказал о передаче "Взгляд", о моём телефонном разговоре с Вами, Гаяна, о письме и о кассете, отправленных в Москву. Дрори был, разумеется, растроган.

— А ты, — в свою очередь спросил он, — стоишь или сидишь?
И я услышал историю, которая произошла буквально накануне, может быть — в то самое время, когда в Москве по ОРТ шла речь о стихотворении К.М.Симонова "Жди меня".

Ему позвонили из редакции радио "Голос Израиля" и попросили срочно приехать. Ввели в студию, представили сидящей перед микрофоном женщине, предупредили: "Прямой эфир". Женщина, Илана, оказалась женой израильского лётчика, пропавшего без вести в 1973 году, во время войны Судного дня. "Она о себе расскажет сама, — сказали ему, — а ты расскажи о песне". Включили микрофон.

Ведущая: Это произошло во время Войны Судного дня, когда самолёт, пилотируемый мужем Иланы, был сбит в Сирии. Муж в течение нескольких месяцев считался без вести пропавшим, и никто из его окружения не верил, что он жив. Лишь по истечении нескольких месяцев выяснилось, что он находится в сирийском плену. Песня "Жди меня" на протяжении всего этого трудного периода поддерживала Илану и вселяла в неё силы и надежду. Сегодня с нами здесь находится композитор, написавший музыку к этой песне - Шломо Дрори из Арада. Спасибо, что ты специально приехал сюда из Арада. Ты являешься одним из первых работников комбината Мёртвого моря, а твой рассказ о песне волнителен не меньше этого. В продолжение к нам присоединится также Амитай Нееман.

Дрори: Во время Второй мировой войны я был в британской армии в составе (еврейского) ополчения, а впоследствии (еврейской) бригады. Среди прочих обязанностей, которые мы выполняли, была сторожевая служба на хайфском волнорезе. Это была очень скучная обязанность, потому что мы вроде бы должны были охранять Хайфский порт от итальянских субмарин, которые так и не приплыли. Поэтому мы привыкли читать во время несения сторожевой службы. Мне в руки попала маленькая книжица. Это был перевод с русского языка, сделанный Шлёнским; называлась книжица "Жди меня". В ней было несколько стихотворений, но, вне всякого сомнения, самым впечатляющим было стихотворение "Жди меня". Я прочитал его и почувствовал, что ему необходима мелодия. И несмотря на то, что я не композитор, той же ночью я стал повторять тот самый мотив, который почувствовал при чтении стихотворения. Утром, когда мы вернулись на базу (а в нашей части был музыкант по имени Цви Бен-Йосеф, он был также композитором очень высокого класса; он писал ноты так же, как я пишу буквы), я спел ему песню, а он записал ноты. И мы стали выступать с этой песней — разумеется, на пирушках нашей части. Песню настолько приняли, что мы начали выступать и в других подразделениях. Песня превратилась в песню тех дней, потому что она отражала настроение каждого солдата, тоскующего по той, которая его ждёт. Даже если она не существует, он хочет, чтобы такая была. Благодаря этой песне я попал в бригадный ансамбль, когда он был создан. И одним из шлягеров на концертах, а я стал солистом ансамбля, была, разумеется, песня "Жди меня". Были и другие песни, но эта стала главной.

Ведущая: Об этом, между прочим, упоминалось в программе Амнона Леви — ты видел её? — "Завершаем неделю" (одна из популярных еженедельных телевизионных передач - И.В.). Нурит Галь-Рон (известная израильская певица - И.В.) напомнила, что её мама была одной из исполнительниц этой песни.

Дрори: Потому что мы были вместе в том же самом ансамбле... Наступило такое время, когда ансамбль выехал в Италию. Я тогда не знал, что моя мама выжила во время Катастрофы и попала в Италию. Это длинная история.

Ведущая: Ты думал, что она погибла?

Дрори: Ясно. Подобно большинству евреев, которые были тогда в Австрии, в Германии. Я знал, что мой отец был убит. Я думал, что и её нет. Но она добралась до Италии и думала, что достигла обетованного берега. Но немцы пришли туда следом за ней. И тогда, к её счастью, монашки из католического монастыря решили спасти её и прятали её в монастыре более года. Она за это время выучила итальянский язык и владела им свободно, и когда американцы вторглись в Италию, монашки сказали: "Пришло для тебя время пересечь американскую линию". Ей выправили фальшивое удостоверение личности, будто бы она итальянка, она пересекла линию (фронта) как итальянка, германскую линию (фронта), и превратилась в еврейскую беженку. Когда она добралась до американцев и рассказала им свою историю, они, разумеется, передали её дальше. Накануне Судного дня она стояла во дворе синагоги в Риме и плакала. У неё не было никого, о ком она знала бы, что он существует. Она чувствовала, что она, в сущности... что жизнь её кончилась. У неё нет никого... в Риме... еврейка из Австрии... Стояла и плакала. И тогда к ней подошёл американский офицер, который увидел её. По её одежде он понял, что она, вне всякого сомнения, еврейская беженка. Он не стал разговаривать с нею по-английски, а обратился на идише и сказал ей: "Не плачь. Бог поможет". Она не обратила на него никакого внимания, лишь сказала: "Чем Бог может мне помочь, если я потеряла всё. Муж убит немцами, дети неизвестно где, я здесь одна". Ему захотелось приободрить её, и он продолжал: "Не отчаивайся, Бог поможет." Он видел, что она никак не реагирует, и задал вопрос — только ради того, чтобы разговорить её: "Откуда ты?". Она назвала местечко в Польше. Тогда он спросил: "А муж твой — откуда был он?" Она произнесла название местечка моего отца. И тогда он замер в недоумении на мгновение и спросил: "Как его звали?". Когда она назвала ему имя моего отца, он сказал: "Теперь ты сможешь увидеть, чем Бог может помочь, потому что он был моим дядей, и я помогу тебе. Я позабочусь о тебе. У тебя больше нет причин опасаться, я позабочусь о тебе." И действительно, он снял для неё комнату в Риме, и принёс ей еду, и одел её. Она попросила его лишь об одном. Она сказала: "Неважно, что будет со мной. Найди моих сыновей. Они были в Эрец Исраэль. У меня нет с ними никакой связи...".

Ведущая: Вы репатриировались ещё до войны?

Дрори: Да. Мама сказала американцу: "...Я уверена - по тому, как я их воспитала, - они, конечно, ушли добровольцами в британскую армию, но я не могу найти их. Сделай одолжение, разыщи мне моих сыновей". И он стал наводить справки. И тогда выяснилось, что на самом деле мы оба - в бригаде: брат в двенадцатом батальоне... в двенадцатой роте, а я - в ансамбле. И тогда она узнала, что ансамбль должен прибыть в Италию - для выступлений в Бари перед подразделениями из Эрец Исраэль, расположенными в тех местах. Я ничего не знал. Он привёз её — на машине, принадлежавшей американской армии, в сопровождении ещё двух американских офицеров — в Бари в здание оперы, в котором мы должны были выступать. Я за кулисами, вместе со всей нашей труппой, мы готовимся к выступлению.

Ведущая: Минуту. Ты приехал туда и ничего не знал?

Дрори: Ничего. Я вообще не знал о том, что она жива. И уж, конечно, не думал, что она в Италии. И тогда вошёл солдат и спросил: "Кто здесь Дойчер?" - так меня звали до того, как я принял ивритскую фамилию. Я ответил: "Я. Почему тебя это интересует?". Он сказал: "Твоя мать ждёт тебя". Меня словно ударили молотком по голове. "Что значит - ждёт?". Он сказал: "Я не знаю. С ней какие-то американские солдаты и командующий израильскими подразделениями, и они хотят, чтобы ты к ней вышел". Все участники нашей труппы остолбенели. Хана Марон (одна из ведущих актрис тель-авивского Камерного театра, начинавшая, вместе с Дрори и Йоси Ядином свой путь в составе армейского ансамбля во время Второй мировой войны - И.В.) сказала: "Ты не должен выходить, у неё может случиться сердечный приступ. Мы войдём по одному, пусть она попривыкнет. Один, и ещё один, ты войдёшь последним. "Нас было двенадцать участников ансамбля. Так мы и сделали. Но мы приняли решение: что бы ни случилось — не плакать! Не плакать... Я вошёл в комнату, все члены ансамбля стояли вокруг неё, она — в центре комнаты. И она не узнала меня. Я, разумеется, узнал её и подошёл к ней, и произнёс только одно слово. Я сказал: "Мама". И — все заплакали. Израильский командующий сказал: "Ребята, ребята, представление должно состояться! И я знаю, что нужно сделать". Он ввёл её в зал, поднялся на сцену и сказал: "Солдаты! Сегодня у нас случилось такое, что не может произойти ни в одной армии мира. Ансамбль из Эрец-Исраэль. Название их программы — "Привет с родины". Но такого привета нет ни в одном другом месте, потому что солист ансамбля — сию минуту — встретился со своей мамой, беженкой, выжившей после Катастрофы, и он споёт песню, которую сочинил специально для неё". Это, разумеется, было ложью, потому что я не писал эту песню специально для неё, но она была так взволнована. Ей переводили, потому что она не понимала. Ей переводили, и она сидела и плакала - там, в первом ряду. И я подымаюсь на сцену, и смотрю на неё, и у меня перехватывает дыхание. Потому что я почувствовал, что уже первую встречу с моей мамой я начинаю с обмана. Она думает, что это песня, которую я сочинил для неё, а это не так. Я бросился прочь со сцены. Но все приняли это по-другому, и я удостоился аплодисментов, которых не удостаивается даже Паваротти. Я спустился со сцены, и мы обнимались и целовались. И я привёз её в нашу страну.

Ведущая: И она жила здесь?

Дрори: Она прожила здесь несколько добрых лет, в этой стране, и сумела насладиться тем, о чём я мечтал ещё в детстве, а она и не предполагала, что это может сбыться. Она здесь ещё раз вышла замуж. Ей выпало достойное завершение жизненного пути.

Ведущая: Да, это действительно удивительная история... Я хотела бы, чтобы ты сейчас спел нам ту песню. Я пригласила Амитая Неемана, чтобы он тебе аккомпанировал на аккордеоне. Я понимаю, что у вас было немало совместных выступлений. Амитай, бери аккордеон, а ты, Шломо, вставай. Мы послушаем песню "Жди меня". Мы ещё не сказали, что слова - русские, принадлежат...

Дрори: Симонову. Перевод Шлёнского. Между прочим, мне стало известно от одного инженера из русских репатриантов, что перевод Шлёнского точен до такой степени, что в подлиннике нет слова, которому не было бы соответствия в переводе.

Дрори в сопровождении аккордеониста Амитая Неемана исполняет песню "Жди меня" — в прямом эфире.

Нееман: Да, песня действительно возвращает ко дням очень давним. Я хочу спросить о том, что меня интересует как музыканта. Ты упомянул, что твоя мама была родом из Польши. А отец? Он был из Австрии? Так?
Дрори: Нет, отец был... Отец тоже был из Польши. Только...
Нееман: Тоже из Польши?
Дрори: ...они переехали, мы жили в Австрии.
Нееман: Вот что меня интересует. Эта мелодия... её характер настолько-настолько русский. Ты никогда не пробовал задуматься над тем, что причина может заключаться в стихах Симонова, написанных по-русски, что это русские стихи?
Дрори: Нет.
Нееман: Ты не думал об этом?
Дрори: Нет. Я объясню тебе. Когда я репатриировался в эту страну, я попал в Кфар-Виткин. Жители этого поселения были из России, из Румынии. Я влюбился в иврит. Но я старался разговаривать на иврите так, как разговаривали репатрианты из России. Я слышал там также русскую музыку. До сего времени — и я, и моя жена — мы можем сидеть против телевизионного экрана и вслушиваться в русскую передачу, не понимая при этом ни единого слова. Но мы любим этот язык и, вне всякого сомнения, русскую музыку. Я думаю, что вся музыка, сочинённая в Эрец Исраэль, питалась от корней, которые были в России.
Нееман: Да, это мы знаем. И ещё — о песне. Это интересно. Ты, конечно, знаешь, потому что сам был в ансамбле, что было немало песен, написанных во время Второй мировой войны, много песен. Мне кажется, что из всех песен Второй мировой войны выжили, в общем-то, две, которые сохранились у всех в памяти. Первая — это "Синенький скромный платочек", а вторая — "Жди меня". Может быть, потому что "ТЫ жди меня"; не МЫ, а ТЫ и Я. Может быть — благодаря этому песня выжила.
Дрори: Я думаю, что ты прав. Эта песня обращалась к каждому солдату. Она превратилась в шлягер тех дней. О сказанном тобой я не думал, но это верно.

Ведущая: Песня сохранилась, я думаю, до наших дней. Я надеюсь, что она останется в памяти.
Дрори: Я получаю от четырёх до шести шекелей гонорара, когда её исполняют!
Ведущая (смеётся): Видишь — стоило!.. Большое спасибо.

Ведущая: Шалом тебе, Илана из Кфар-Сабы..
Илана: Шалом.

Ведущая: Ты занимаешься изготовлением кукол для программы "Куклы". Однако твой рассказ относится совсем к другому месту и к другой обстановке.

Илана: Верно. Я предпочла бы рассказать о более драматическом периоде моей жизни. Хотя и изготовление кукол меня очень вдохновляет, потому что это модная передача, и она постоянно упоминается в газетных заголовках. Но то, о чём я хочу рассказать, случилось... двадцать лет назад, даже больше... Меня попросили выбрать песню, которая стала песней моей жизни. Песня, которую я выбрала, сопровождала меня в течение пяти месяцев... может быть, даже восьми месяцев — после Войны Судного дня, когда мой муж попал в сирийский плен. Его самолёт был сбит на второй день войны. И произошло — как в страшном сне. Постучали в дверь. Пришли двое военных и — как в тумане — сообщили мне, что мой муж погиб, но до тех пор, пока не найдут труп, он официально будет считаться без вести пропавшим. Религиозные люди сказали, что нужно отсидеть шиву. По всем признакам, не оставалось никаких шансов. В то время — а я, разумеется, была в полном отчаянии, об этом нет смысла распространяться, но случилось так, что — за пределами траура и отчаяния — я как одержимая стала звонить в отдел ВВС, который занимается пострадавшими; я просила... всё это, действительно, за пределами рационального, всё то, что я тебе рассказываю... я спрашивала, нашли ли труп или, может быть, шапку, или каску, или... что-нибудь, часы какие-нибудь — хоть бы что-нибудь. У меня была необъяснимая потребность, чтобы у меня осталось какое-то напоминание. В то время, по истечении считанных недель после того извещения пришли сведения, что какие-то люди в Австралии видели какой-то фильм, снятый австралийскими корреспондентами на месте... в самом пекле боя. В фильме разглядели двух лётчиков, падающих с "Фантомом", то есть выходящих из пламени, и один из них — это лётчик, который летал с моим мужем. Его тётя, жительница Австралии, опознала его. Она связалась с семьёй и сообщила, что она слышала... что она потрясена... но — что всё закончится благополучно. Ей сказали: "Что — благополучно? Ведь он убит." Она ответила: "Нет, я видела его по телевизору." Благодаря невероятным усилиям удалось достать этот фильм. В общем-то, этот фильм представлял собой нечто болезненное: чёрные пятна, абсолютно неразборчивые, и мы начали бегать в полицию к специалистам по созданию словесных портретов, чтобы попытаться опознать в этих пятнах моего мужа. Вот тогда начали появляться надежды. Также, пока мне сообщали, что труп ещё не найден, теплилась надежда, что, может быть, он всё ещё жив. И тогда я впервые услышала эту песню — "Жди меня". Эту песню пел тогда Арик Лави. И тогда эта песня захватила меня с какой-то болезненной силой. Я ежедневно слушала её и перечитывала текст, и выучила его наизусть. "Жди, когда из дальних мест писем не придёт, жди, когда уж надоест тем, кто вместе ждёт... Жди меня, и я вернусь, не желай добра всем, кто знает наизусть, что забыть пора".

Ведущая: Тебя захватили эти слова...

Илана: Меня захватили эти слова. Это невероятно. Там написано: "Жди меня, и я вернусь всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть скажет: — Повезло..." Когда я показала тот фильм, на который я возлагала все мои надежды, его сослуживцам, из его эскадрильи, они просто сказали: "Этого не может быть. Его нет в живых. Это не он! Это не он". Между прочим, сегодня, когда он просматривает этот фильм, он тоже не уверен, что это был он. Но мы поверили. Нам говорили: "Не может быть. Самолёт взорвался очень низко, у самой земли. Не было видно куполов, не было парашютов, нет шансов. Оставь всё это, оставь". Мелькали дни, мне было очень тяжело. Я была тогда беременна моим первенцем, которого назвала Дрор (Свобода)... Это история... Пока прибыли представители Красного Креста и с достоверностью сообщили нам, что они живы — с именами пленных, прошло пять месяцев. Весь плен продолжался, в общем, восемь месяцев, но пять месяцев отсутствия всяких сведений, и за эти месяцы я родила Дрора. Я назвала его Дрором, потому что верила, это было символично.

Ведущая: Тебя в течение этих пяти месяцев одолевали сомнения или ты надеялась?

Илана: Я хваталась за надежду... Я... Я была уверена, что он жив. Вокруг меня люди опускали головы — сочувствуя, выражая соболезнование, но я была уверена, что он жив. Я знала... Всё... Тут, например, написано — в стихах: "Пусть друзья устанут ждать", но я не уставала, я ждала его. Просто-напросто я знала: он вернётся. И правда: однажды я вышла, чтобы купить газету, и в утренней газете на первой странице увидела его стоящим, он сфотографирован корреспондентом "Пари матч". Они пять месяцев находились в полной изоляции, к ним допустили французских корреспондентов, передали имена нескольких человек, которые вроде бы выглядели достаточно приемлемо, и среди них оказался мой муж, и он удостоился снимка для первой газетной полосы.

Ведущая: Ты нашла это в газете?

Илана: Я нашла это в газете прежде, чем мне сообщили, потому что было трудно... его не могли опознать. Он там стал очень худым, просто ребёнок. Сегодня я думаю... Он был тогда в возрасте моего сына. Их одели, дали по чашке кофе, которого они были лишены — в том страшном холоде, который был в Дамаске. Их сфотографировали, и с того времени я точно знала, что он вернётся. Но прошли месяцы, только через два месяца прибыли представители Красного Креста, и тогда его имя было названо с полной достоверностью. Здесь есть две строфы — очень возвышенные, но они очень красивы: "Не понять не ждавшим им, как среди огня ожиданием своим ты спасла меня. Как я выжил, будем знать только мы с тобой, — просто ты умела ждать, как никто другой". Я ждала — с любовью.

Третье письмо

21 февраля 1999 года. Беэр-Шева.
Здравствуйте, дорогой Алексей Кириллович!
Пишу Вам сразу после телефонного разговора (вернее, трёх сразу — один за другим).
Сразу по получении письма я, естественно, позвонил Дрори и прочитал ему, переводя с листа на иврит. Он расчувствовался и не мог говорить. Потом сказал: "Самая большая моя мечта — спеть "Жди меня" в России. Но так как это невозможно, я хотел бы, чтобы эту песню спел по-русски Иосиф Кобзон." (Дрори, ничего не понимая, любит сидеть перед экраном телевизора и смотреть трансляции концертов из России. Юбилейный, почти девятичасовый, концерт И.Д.Кобзона он высмотрел от начала до конца — всю ночь!).

Вы правы, Алексей Кириллович, что стихи на иврите звучат молитвенно. Я много мог бы рассказать Вам об этом языке; он, естественно, совершенно не похож ни на один известный Вам; библейские тексты, включая "Песнь песней", в переводах (даже самых лучших) настолько далеки от оригинала, что их нельзя назвать переводами; это скорее вариации на тему. А вот обратное явление — переложения на иврит — зачастую получаются удачными. Песни Б.Окуджавы, Вл.Высоцкого, Ал.Галича здорово переведены Коби Шаретом (сыном бывшего премьер-министра Израиля Моше Шарета); их у нас любят и поют. Кстати, кассету с такими песнями я переписал Гр.Як.Бакланову, когда он гостил в Израиле.

А вот стихам Константина Михайловича особенно повезло. Секрет их завораживающего звучания на иврите заключается ещё и в том, что глаголы в повелительном наклонении единственного числа на иврите имеют род, т.е. по-русски заклинание "жди меня" может быть обращено и к мужчине, и к женщине, а на иврите "ат хаки ли" можно сказать только женщине; обращение к мужчине "жди меня" прозвучит "атá хакé ли". Следовательно, переведённые стихи лингвистически приобретают адресата, и это — женщина.

Ещё добавлю, что, к примеру, фраза "вэишту кос яин мар / зэхер нишмати" не только абсолютно означает "выпьют горькое вино / на помин души", но, восходя своими оборотами к библейским текстам, придаёт стихам ту самую молитвенность, которую Вы так точно подметили, не понимая языка, лишь по звучанию. И так на протяжении всего стихотворения.
Обнимаю Вас.
Илья.

Эпилог: снимается кино!

Переписка с Алексеем Симоновым продолжалась.
"У меня на выходе новая книга", – сообщил Алексей Кириллович. Вскоре пришла бандероль: издательство "ХХ век", много фотографий – с отцом, с мамой, с друзьями, геологические экспедиции, съёмки фильмов.

Совпали два события: выход книги и шестидесятилетие автора. Отмечали в ЦДЛ. Перед началом официальной части виновник торжества включил присланную мною запись: израильский певец Арик Лави исполняет песню "Ат хаки ли" ("Жди меня") – на иврите.

Юбиляр поднялся на сцену. (Вспоминаю – из школьного курса: "Я вышел на трибуну в зал… Мне зал напоминал войну…". Нет-нет, на этот раз тишина не напоминала "ту тишину, что предвещает первый залп", зал не "напоминал войну", его заполнили не "друзья и враги", на Алексея смотрели глаза друзей).

– Я счастлив… – начал Алексей Кириллович выступление, – я счастлив: сегодня стихи моего отца, написанные им по-русски, звучат на древнем языке моей мамы...

(В скобках – несколько слов о маме. Евгения Самойловна Ласкина, представительница большой еврейской семьи, значительная часть которой переселилась в Израиль, была замужем за К.М.Симоновым. "Моя мама была завотделом поэзии журнала "Москва", и довольно большое количество и ныне знаменитых, и просто хороших поэтов считали ее крестной матерью, – рассказал А.К. в интервью журналисту Владимиру Нузову, – а на днях на 70-летии Владимира Войновича я ему попенял, что в своей бессмертной повести "Иванькиада" он не назвал одного человека, организовывавшего общественное мнение в защиту интересов Войновича. А этим человеком была именно моя мама". Следует добавить, что "Мастера и Маргариту" М.А.Булгакова К.М.Симонов принёс в редакцию журнала "Москва" – к Евгении Самойловне. "Опубликуй с любыми купюрами, – попросил К.М. – После этого удастся напечатать полностью". Именно благодаря усилиям родителей Алексея Симонова великий роман увидел свет).

Итак –
– …я счастлив: сегодня стихи моего отца, написанные им по-русски, звучат на древнем языке моей мамы...

Первый залп! – тишину взорвали аплодисменты...

В конце 2004 года мне в Беэр-Шеву позвонил Алексей Симонов:
– Еду!
Сколько раз я слышал от него: "Приеду…" А теперь – в определённой форме и в настоящем времени: – Еду!

И вот – дорога по холмистой пустыне, мы едем из столицы Негева в Арад, к Шломо Дрори. Алексей Кириллович и Шломо провели вместе несколько часов, почитали "Жди меня" – вперемежку, по-русски и на иврите, строфа за строфой. "Молодой" Симонов даже подкартавил по-отцовски, голос очень похож, прикрой глаза и – авторское исполнение! "Жди меня, и я ве'нусь, только очень жди…" Следом – Шломо: "Ат хаки ли, вэ-ахзор, рак хаки эйтэв…" Я, конечно, включил камеру, теперь у меня хранится уникальная видеозапись!


Встреча в Араде. Шула и Шломо Дрори, Алексей Симонов
и Игорь Мардмилович (с камерой), 28 марта 2005 года

Попрощались, Шломо остался со своими воспоминаниями и переживаниями в Араде, Алексей Кириллович вернулся в Москву с CD, заполненным фотоснимками, с видеокассетой – записью интервью на израильском телевидении – и с двумя газетными публикациями.

Прошло совсем немного времени, и опять телефонный звонок из Москвы:
– Еду!

Приехал не один, на этот раз с кинооператором Игорем Мардмиловичем.
– Московское правительство выделило средства на съёмки фильма об отце. А как можно рассказывать о жизни и творчестве поэта Симонова без израильской истории его самого известного стихотворения? Будем снимать Дрори.

Мы приехали в Арад за час до условленного времени.
– Съездим к гостиничному комплексу.
Проехали высотные здания гостиниц, припарковались, вышли из машины. В этом месте сходятся Иудейская и Негевская пустыни, вдали видна трапеция Массады, внизу (1000 метров под нами) Мёр
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Чт Ноя 11, 2010 12:56 am

Мы приехали в Арад за час до условленного времени.
– Съездим к гостиничному комплексу.
Проехали высотные здания гостиниц, припарковались, вышли из машины. В этом месте сходятся Иудейская и Негевская пустыни, вдали видна трапеция Массады, внизу (1000 метров под нами) Мёртвое море, за ним Иордания. Завораживающая панорама! Оператор расчехляет камеру, начинаются первые съёмки нового фильма.

Дрори рассказывает – теперь в объектив кинокамеры: о стихах поэта Константина Симонова, переведённых на иврит Авраамом Шлёнским (сам переводчик любил подписываться "Авраам Шлионский"), однако теперь Дрори вспоминает новые подробности тех давних военных дней: увольнительная, прогулка по Хайфе, клуб… встреча с милой девочкой… влюблённость… любовь…

Первые кадры будущего фильма были сняты в Араде, на Земле Израиля. А из Москвы опять позвонил Алексей Кириллович:
– Фильм закончен. Две серии по пятьдесят две минуты каждая. Называется "К.М." Сегодня принимала комиссия.
– Какая комиссия? – спрашиваю. – Худсовет? Госкино?
– Представители московского правительства. Они финансировали съёмки.
– В фильм вошли кадры, снятые в Израиле, – говорит Симонов. – Разумеется, и песня – на иврите. Кроме того, мы пригласили аккордеониста, он подобрал мелодию, и мы поставили её фоном. Вышлю тебе DVD.

Мы попрощались. Я положил трубку и тут же поднял её. И набрал арадский номер телефона Шломо Дрори.

Poct Scriptum

14 февраля 2006 года Лёша Симонов вернулся из Китая, ездил проведать сына, который учился в Харбинском университете. 15-го позвонил мне:
– Продиктуй твой адрес. – И добавил: – В четверг, второго марта, премьера фильма – в Доме кино.

В четверг второго марта в шесть часов вечера я возвращался с моей Рахелькой с занятий по художественной гимнастике. Зазвонил мобильный телефон.
– Только что почтальон принёс бандероль, – сказала Вика. – DVD от Симонова.

Жму на педаль, мчусь, паркую машину, вбегаю в дом.
И вот мы сидим перед телевизионным экраном, идут вступительные кадры, басит Лёшин голос. Мне интересно всё, но, тем не менее, не терпится увидеть ТО САМОЕ.

Наконец… пустыня Негев (почему-то в России, и Лёша тоже, произносится Негéв – с ударением на втором "е")… Арад… знакомый дом Шломо и Шулы Дрори, фотографии молодых героев кинорассказа, вот Шломо – солист армейского ансамбля… вот Шула 60 лет назад… а вот и песня, звучит голос Шломо Дрори – "Ат хаки ли вэ-ахзор" (послушайте запись 2004 года, певцу – 83!).

Хорошо, что в фильме звучит именно это исполнение, хотя существуют и Арика Лави, и Шимшона Бар-Ноя, и Товы Пирон, и Лиора Ейни, и Арика Синая, и Йорама Гаона. В ленте Симонова поёт автор и первый исполнитель Шломо Дрори.

Мы досмотрели диск. Я, конечно, позвонил в Арад и рассказал об увиденном Дрори, пообещал в ближайшие дни приехать, показать фильм ему и Шуле. Потом начал набирать московский номер Симоновых. Телефон не отвечает. Конечно, ведь нынешним вечером в Доме кино премьера. После неё, естественно, состоится гранд-пьянка, как же иначе…

Лёша, поздравляю. Хоть мысленно, но я с вами.
А осенью в Беэр-Шеве состоится международный фестиваль документального кино. Загадывать не будем, но – я надеюсь…

Happy End

Состоялось!
Супруги Симоновы прилетели в Израиль 15 ноября одним самолётом с московской делегацией - в основном, с "Мосфильма". В Беэр-шевском международном кинофестивале участвовали 80 фильмов, из них двадцать российских плюс "К. М." Алексея Симонова – 21-й.

Показ "К. М." состоялся в зале Дома учителя (16 ноября, начало в 17:30). После просмотра первой части (52 минуты) состоялось обсуждение, затем демонстрировали вторую часть (тоже 52 минуты). Были статьи в "Вестях", "Спутнике", в сетевой газете "IsraMir", интервью А.Симонова в субботней полуденной программе Игоря Мушкатина по радио "РЭКА" (русская служба "Голоса Израиля"), выступление Алексея Кирилловича в беэр-шевском клубе кинолюбителей.

Шломо Дрори на просмотр фильма не приехал, такой подвиг уже, к сожалению, ему не по силам: 85 лет, инвалидная коляска…

17 ноября мы, Галя и Лёша Симоновы и я, поехали в Арад к Шломо.
Не стану рассказывать о поездке, о встрече с Шулой и Шломо, об атмосфере в их чудесном доме...

* * *

4 августа 2010 года я позвонил в Арад на домашний телефон Дрори. Ответила Шула. Я поздравил её с днём рождения мужа, ему в этот день исполнилось 89 лет.
– Шломо очень слаб, – сказала Шула. – Он не сможет с тобой поговорить.
– Передай ему мои поздравления и пожелание…
– Да-да, конечно…

А в субботу, 28 августа 2010 года, приблизительно в 16:30, раздался телефонный звонок. Друзья знают, что мы стараемся не нарушать святости субботы. Если звонят, то по самому экстренному поводу.

Я поднял трубку.
Это был внук Шломо Дрори.
– Сегодня умер дедушка. Похороны завтра, ещё неизвестно, в какое время. Когда буду знать, сообщу.

ВОТ И ВСЁ.
Количество обращений к статье - 6650
Вернуться на главную Распечатать
Комментарии (14)
Гость Яков Курганов Ашкелон | 10.11.2010 06:47
Этот рассказ нехуже фильма " Война и мир"
Гость | 09.11.2010 21:29
Это любимое стихотворение Симонова. Теперь выучу текст на иврите,ведь жить в Израиле и петь эту песню всегда актуально. Спасибо, Илья!
К сожалению мы все всю жизнь опаздываем куда-то и в чем-то...Ирина. Нетания.
Гость | 08.11.2010 20:17
Ошеломлена!!!!!!!!!! Спасибо!!!!!!
Людмила, Лод | 05.11.2010 17:04
Нашла запись 1975 года

https://www.youtube.com/watch?v=NtiL8CjPt38

Людмила, Лод | 05.11.2010 16:58
Огромное спасибо вам за рассказ и за то, что вы донесли до нас эту трогательную историю!
Гость | 27.10.2010 22:36
Глубоко тронут! Невероятная история и - действительно это было! Просто нет слов. Огромное спасибо!
Гость | 27.10.2010 02:57
Спасибо, очень интересно. Илюша, рад был с Вами "встретиться". Держу в руках Вашу "Байки старого артиллериста" с автографом "Сандлерам...26.07.98", подаренную нам в Беэр-Шеве. (Мы Лили Р. кузены, если Вы не помните). Сейчас мы в США.
Всего хорошего, Лёня и Белла.
Гость | 06.09.2010 13:52
Спасибо, интересная история! Она достойна самого бессмертного стиха.
Админ сайта "МЗ" | 05.09.2010 13:42
Нет, "Марго", у Ильи Войтовецкого написано правильно - именно Алексей Кириллович, поскольку настоящее имя писателя Симонова (данное ему при рождении) было Кирилл.
Гость Margo | 05.09.2010 12:58
Aleksej Konstantinowish, a ne Kirillowish
Илья Войтовецкий | 05.09.2010 06:52
Спасибо всем, кто прочитал, всем, кто откликнулся, кого заинтересовал этот эпизод истории Израиля. Месяца за два до дня рождения Дрори (89) я стал звонить моим знакомым и друзьям, работающим на радио РЭКА, на 9-ом канале телевидения, на российском канале "Культура". Просьба была одна: Дрори немолод, нужно успеть рассказать о нём, заснять и записать его, пока он жив. Все мои знакомые и друзья что-то обещали - "не сейчас, когда-нибудь". В эти же дни я с досадой смотрел и слушал разные абсурдные передачи и досадовал, что не нашлось ни времени, ни места для Шломо Дрори. А теперь уже поздно...
Гость | 03.09.2010 08:36
А вот исполнения песни от "Йосэлэ" Шломо так и не дождался...
В таких вот "маленьких" ситуациях и видишь,кто настоящий Человек,а кто лишь тщится...
Гость | 03.09.2010 08:25
Дмитрий,Беэр-Шева

Слышал от Ильи эту историю, читал о ней у него же. А сейчас прочитал – волнительно! Великая история - мастерски рассказанная.
Гость | 03.09.2010 07:55
СБ"П

Илья, спасибо большое!
Миша Слоним
Константин, Гиват-Ольга | 02.09.2010 07:15
Потрясающая история, по которой надо снимать художественный фильм. Вот - настоящий Израиль.
Добавьте Ваш комментарий:

http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2648
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  vadim1938 в Вс Ноя 14, 2010 3:26 am

Shamen, вот уж не думал, что ты можешь написать такие не проверенные данные. Имею в виду
твоё утверждение о процентном отношении погибших евреев и других наций. В любом поисковике можно найти количество людей любых национальностей перед войной и оставшихся в живых после неё.

vadim1938
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 226
Возраст : 79
Дата регистрации : 2009-03-06

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Vladimir в Сб Ноя 20, 2010 8:00 am

vadim1938 пишет:Shamen, вот уж не думал, что ты можешь написать такие не проверенные данные. Имею в виду
твоё утверждение о процентном отношении погибших евреев и других наций. В любом поисковике можно найти количество людей любых национальностей перед войной и оставшихся в живых после неё.
А я не особо доверяю, всем этим итернетным поисковикам.ранше были газетные утки, а теперь интернетные.
avatar
Vladimir

Мужчина
Количество сообщений : 119
Дата регистрации : 2009-08-19

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вт Фев 08, 2011 7:47 pm

«Гений поведения»

"Так назвал кто-то Александра Ширвиндта. Автор формулировки сам близок к гениальности: определение, на мой вкус, точнейшее.
Дело было в конце шестидесятых. В Доме актера шел новогодний вечер, за столами сидела эпоха — Утесов, Раневская, Плятт, мхатовские «старики»...
Эпоха, впрочем, была представлена довольно всесторонне: за одним из центральных столов, с родными и челядью, сидел директор большого гастронома, «спонсировавший» дефицитом элитарный вечер. Молодой Александр Ширвиндт, ведший программу, разумеется, не мог не поприветствовать отдельно «крупного работника советской торговли».
Но крупный работник советской торговли ощущал себя царем горы — и духа иронии, царившего в зале Дома актера, по отношению к себе допустить не пожелал.
— Паяц! — громко бросил он Ширвиндту прямо из-за стола.

Царь горы даже не понял, что сказанное им относилось, в сущности, почти ко всем, кто сидел в этом зале. Наступила напряженная тишина, звуки вилок и ножей, гур-гур разговоров — все стихло. Все взгляды устремились на молодого артиста.
Но Ширвиндт словно не заметел оскорбительности произшедшего. И даже как будто засобирался извиняться... Мол, я ведь только потому позволяю себе отвлекать вас от закуски-выпивки, только для того и пытаюсь шутить, чтобы сделать вечер приятным, потому что очень уважаю собравшихся... ведь здесь такие люди: вот Фаина Георгиевна, вот Ростислав Янович, вот...
Ширвиндт говорил темно и вяло, и директор гастронома, не получивший отпора, успел укрепиться в самоощущении царя горы.
—...и все мы здесь, — продолжал Ширвиндт, — в этот праздничный вечер, в гостеприимном Доме актера...
Директор гастронома, уже забыв про побежденного артиста, снова взялся за вилку и даже, говорят, успел что-то на нее наколоть.
— И вдруг какое-то ГОВНО, — неожиданно возвысив голос, сказал Ширвиндт, — позволяет себе разевать рот! Да пошел ты нахуй отсюда! — адресовался Ширвиндт непосредственно человеку за столом.
И перестал говорить, а стал ждать. И присутствующая в зале эпоха с интересом повернулась к директору гастронома — и тоже стала ждать. Царь горы вышел из столбняка не сразу, а когда вышел, то встал и вместе с родными и челядью навсегда покинул Дом актера.
И тогда, рассказывают, поднялся Плятт и, повернувшись к молодому артисту Ширвиндту, зааплодировал первым. И эпоха в лице Фаины Георгиевны, Леонида Осиповича и других легенд присоединилась к аплодисментам в честь человека, вступившегося за профессию."

Виктор Шендерович, книга "Изюм из булки"

http://blogs.mk.ru/users/3589648/post150053870/
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Вт Фев 08, 2011 10:41 pm

Много натяжек. Не по оружию, тут пожалуй есть правда, есть правда и в бардаке и трусости, есть правда с крестьянами и теми, кто стрелял в спину. Да хоть меня возьми сегодня. Я ненавижу эту власть, эту саму систему власти. И если что-то начнется рядом со мной, то приму участие на стороне тех, кто будет резать чиновников, бандитов и ментов. Ну и что это доказывает? кто-то бежал с фронта, а мой отец и такие, как он, рвались на фронт добровольцами. Да и погранцы дрались до последнего патрона, а так же войска НКВД. Сказать что Гитлер дурак, я тоже не могу, за 4 года построить мировую державу, ну тут совсем не дурак был. Да и не с 1917 года индустриализация СССР началась, а с 1929, когда НЭП отменили. Далее, Деникина я не могу назвать другом Ленина, а тем не менее он не считал большевиков предателями Родины, скорее демократов либералов. При июльском наступлении 1917 года и пулеметные заградительные отряды генерала Корнилова не остановили бегущие армии с фронта. Так что заград отряды и их роль в войне сильно преувеличена. А штраф батальоны всего 3% в составе РККА составляли в ВОВ и здесь вранье.


Правда есть в том, что руководители и начальники в своем большинстве падаль несусветная, трусы и приспособленцы, совершенно без собственной инициативы.

Какой начальник станет выдвигать человека инициативного и умного в свои замы, допустим? Он что идиот? Значит будет подбирать раба с рабской же психологией. Но крепкий пинок Истории тут же всех расставляет по своим местам. Потом затишье, и опять образуется болото.

Вот как сегодня например. Начнись в стране буза, и рабы тут же со своими наворованными миллиардами слиняют на запад потреблять, а тут останутся Минины и Пожарские, Сталины и Жуковы, Невские и Суворовы и так далее по истории великих людей России. Мусор при резких поворотах Истории быстро слетает, как ржавая короста с тела Родины.


Так что Победа закономерна в Великой и Отечественной войне СССР с Германией, она объективна и предопределена самой историей России. Не может Россия погибнуть под ударами внешнего врага, её можно уничтожить разложением изнури, и более никак. Что сегодня нынешняя власть и творит с Россией.

Чечню стоило бы отделить, по хорошему то. И тогда сами чечены вырежут себя. Усилий никаких прилагать не нужно, такое там начнется, мама не горюй. Это пока есть враг в лице России, они объединёны одной ненавистью, а когда внешнего врага не стает, то его придумать нужно, или внутри искать, и тогда закон кровной мести решит проблему Кавказа автоматически. Сами обратно запросятся в состав России. Правда и Россия другой стать должна тоже.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Shamen в Ср Фев 09, 2011 12:18 am

askan пишет: И тогда сами чечены вырежут себя.

Не вырежут, askan.
Я тоже думал что могут они там друг-друга и т.д.
Но посмотрел на Тунис с Египтом и на ту причину с которой их так колыхнуло и понял - не будут они резать друг-друга.

Нам этого не понять.
Это менталитет востока.
А мы ни запад, ни восток - мы посредине.

И пока восток и запад не поймут друг-друга мира на Земле не будет. Примерно так сказал Киплинг прочуствовав Индию.

Понимаешь - они там все мусульмане. Это для нас незначащий факт. Мы не придаем ему значения.
А на самом деле это У НИХ основное.
А что такое мусульманин для мусульманина? Это БРАТ.
Да, пока нет рядом никого шииты режут суннитов и наоборот.
Но это не свара между РАЗНЫМИ сектами как у христиан.
Это у них чисто СЕМЕЙНОЕ дело.
А ведь известно, что если муж с женой ссорятся, то разнимающий огребёт от обоих.

Так и у чеченов.

Так и в Тунисе с Египтом. За этими событиями у них нет никакой политики, нет никаких влияний США или Росссии.
А есть чистой воды бытовуха внутри семьи мусульманской.

Скинули того, кто допустил до такого что братья начали сжигать себя на площадях и вешаться с плакатом на груди с требованием к презику уйти и успокоились.

Для мусульманского общества такое сожжение это не самоубийство, а принесение себя в жертву ради блага других обездоленных братьев, которых жертвующий собой и в глаза никогда не видел, а вот поди ж ты...

И общество заволновалось, а презик сделал вид, что не видит сигнала социума.
И так раз, другой, третий.... потом когда самосожжения стали неэффективны - ну нет ответа от власти стали вешаться на столбах и уже на груди писать требования.
И вот раз, другой, третий... и у презика нервы не выдержали - он побежал.
Он же муслим и сигналы своей семьи знает отлично.

Тут уже взорвался Египет - и там мубарак сдернул тут же.

Вот так вот... СЕМЬЯ они де-факто.
И НИКОГО не должны волновать их семейные дела.

Также и со взрывами у нас. После последнего Путин в шоке все повторял "какая тио бессмыслица, ЧЕГО они хотят?, почему никто не предъявляет требований, не объявляет себя ответственным?"

Да потому что эти террористы НЕ ТЕРРОРИСТЫ.
Это те, кто жертвует собой ради БРАТЬЕВ.

Получили манежку с кучей провокаторов от самой же власти и кучей незрелых молодых дебилов. После манежки не последовало никаких оргвыводов. Полный вакуум. Кавказ замер и ждал - было видно. Ждал не того, что на них кинутся. Ну же Толя, ты же боец, знаешь что те кто порох нюхал этих охуевших задротов вылезших из-за компа на манежку боятся не будет.

Они замерли и ждали реакции властей. Реакции ноль.
Пошел брат жертвовать собой ради других.

А по сути, хоть ему было и все равно кого с собой прихватит - НЕБРАТЬЯ несчитово типа, но пошёл то он жертвовать собой ради ВСЕХ россиян.
Он пошел давать сигнал власти - ну не в Чечне же ему себя рвать и не на Дальнем Востоке.
Только в Москве.

Это меня торкнуло когда до конца разобрался с тем что происходит в Тунисе\Египте.

Так что счас нам предстоит пережить очень непростую задачку - притирку ТРЁХ менталитетов.
Первый - Восток - менталитет семьи. Пока не был о туниса я эти слова и воспринимал на уровне семьи - ячейки социума. А тут круче - социум это семья.
Второй - Запад - менталитет социума, т.е.семья множится на ноль, сразу как человек выходит в социум.

И наш третий - сформированный тем, что мы находимся между двумя полярными.
У нас менталитет дружбы. Ну действительно - сколько раз слышал от молодых - "я за своих друзей рвать буду любого, даже если зубы вырвут".
Когда услышал подобное от племянника, о поинтересовался - "Егорка, а как же твои мама, папа, брат?". Это его вогнало в ступор. Он их любит, любит не меньше, но почему то между двумя равными привязанностями надо выбрать одну.

Вот такие мысли у меня на сегодня по поводу всех этих чеченов.
Сегодня опять ночью пойду на форум в ветку нацменов наших местных.
Вчера им дал просраться, так что забанили на неделю. Но я жеж хитрый - админов форума лично знаю. Обещали ночью из бана выпустить - счас просто времени у них нет.
А как этим малолетним нацменам вбить в голову мысль, что СНАЧАЛА они ЛЮДИ, человеки, а уж потом они русские, еврейские, киргизские и то только как обозначение происхождения. Маркер, репер вся эта нация - не более того.
Как вбить то, если не колотить по умным тыковкам забитым ерундой?
avatar
Shamen
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 847
Возраст : 56
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Ср Фев 09, 2011 2:36 am

Ты глубоко залез в проблему, но и тут нет дна все одно. Это всего лишь верхушка айсберга.
1-резать будут кровники, обязательно будут. Ты скажи тут же совет старейшин под себя всех подомнет. Кровная месть она ведь тоже должна быть разрешена кем-то. А кем как не советом, так издревле ведется. Кровников много из разных тейпов, в свое время Шамиль вырезал 50 000 чеченов, чтобы успокоить Чечню и войти под власть белого царя. И вот тут то уже начнется идеологическое влияние из вне, тут то самое мутное время, когда можно чужими руками каштаны из огня таскать. Да и ходить то за примерами далече не нужно, совсем недавно полузакончились чеченские две войны, а каштанов натаскали березовские. и сколько чеченов ляжет сегодня, никому не известно. Да плюс весь Кавказ заполыхает.

2-манежка манежкой, но и кавказцы не мужики, так постреляли малость из джипа, на вокзале собрались и пока всё притихло. А взрыв к противостоянию на манежке, и вообще белых с черными скорее отношения никакого не имеет, тут старые долги возвертаются в зад самой власти, самой системе. Взрывали успешных в этой системе, сытых рвали, потому как для 100 миллионов граждан этой страны полёт невозможно дорог. Денег нет летать самолетами аэрофлота. Да ещё и иностранных граждан к этому привлекли, чтобы резонанс был поширшее.
А там и мусульмане были из средней Азии. Чего ж они братьев то своих к Аллаху отправляли?

3- террористами их назвать сложно, это мстители, кровники, плюс фанатики, плюс те, кому в этой жизни уже совсем нечего терять. И опять система виновата, беспросветная житуха, бессмысленность бытия этих людей. Из 10 молодых ребят 8 не имеют работы на Кавказе. Это тебе не Советский Союз, тут биржа труда, а на ней 10 миллионов безработных и никому не нужных в обществе людей.


4- Когда издох Ясир Арафат то на его личных иностранных сетах были найдены огромные деньги.Эти деньги были сделаны на крови своих братьев мусульман в первую очередь. И нет тут вообще никакой идеи, а есть жадность и порок, нет тут идеи Ислама, а есть животная страсть тех, кто оболванивает своих единоверцев. И нехрен их облагораживать. Какое уж тут блародство, ежели у каждого мсулимского царька на западных счетах миллионы. А откуда деньжата? А шкуру со своих единоверцев - братьев живьем сдирали и ничего более. А ты БРАТЬЯ. Те которые рвут они уже вне всякого закона и муслимского тоже, они уже нигде и зовут их никак, они уже даже не мусульмане, они особая каста самоубийц, которым так вся эта жизнь охренела, что они хватаются за любую соломинку, типа Ислама, и рвут в отместку всему обществу себя самих вместе с обществом, которое уже просто ненавидят искренне и безраздельно. А ненависть в них взрастило само общество своим равнодушием и подлостью.

5- менталитет действительно разный и мы русские от наших азиатов недалече ушли.Помнишь с Кавказа мужик, Калоев, за семью отомстил швейцарскому диспетчеру? Я радовался, тому, что он его прирезал. Погибла его семья и должен был ответить за их смерть тот, кто виноват или хотя бы один из этой подлой своры жадных. Ведь из-за жадности тех, кто качает прибыль любой ценой погибли его дети.


6- Ты правильно пишешь - нацмены дети, и поступки старшего брата для них очень показательны. Надеюсь понимаешь, кто для них старший брат. Вот за подлость старшему брату и мстят разноплеменные дети и младшие братья.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Shamen в Ср Фев 09, 2011 3:26 am

Толя я сразу сказал - мы не поймём их.
Ты не понял их.
avatar
Shamen
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 847
Возраст : 56
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 2 из 3 Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения