ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Страница 3 из 3 Предыдущий  1, 2, 3

Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Чт Фев 10, 2011 4:46 am

Да ты прав. Я их не понимал, когда бывал в Туркмении, жил довольно долго хотя и наездами. Но туркмены все же это не чечены. Хотя много общего. И потом тогда все же не было вот такой дикой религиозности в народе и народах.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вс Фев 13, 2011 5:20 pm

Взгляд с другой стороны: воспоминания немецкого солдата

Воспоминания немецкого солдата Гельмута Клауссмана, ефрейтора 111-ой пехотной дивизии

Боевой путь
Я начал служить в июне 41-го года. Но я тогда был не совсем военным. Мы назывались вспомогательной частью и до ноября я, будучи шофёром, ездил в треугольнике Вязьма – Гжатск — Орша. В нашем подразделении были немцы и русские перебежчики. Они работали грузчиками. Мы возили боеприпасы, продовольствие.
----------------------<cut>----------------------
Вообще перебежчики были с обоих сторон, и на протяжении всей войны. К нам перебегали русские солдаты и после Курска. И наши солдаты к русским перебегали. Помню, под Таганрогом два солдата стояли в карауле, и ушли к русским, а через несколько дней, мы услышали их обращение по радиоустановке с призывом сдаваться. Я думаю, что обычно перебежчики это были солдаты, которые просто хотели остаться в живых. Перебегали обычно перед большими боями, когда риск погибнуть в атаке пересиливал чувство страха перед противником. Мало кто перебегал по убеждениям и к нам и от нас. Это была такая попытка выжить в этой огромной бойне. Надеялись, что после допросов и проверок тебя отправят куда-нибудь в тыл, подальше от фронта. А там уж жизнь как-нибудь образуется.
Потом меня отправили в учебный гарнизон под Магдебург в унтер-офицерскую школу и после неё и весной 42-го года я попал служить в 111-ю пехотную дивизию под Таганрог. Я был небольшим командиром. Но большой военной карьеры не сделал. В русской армии моему званию соответствовало звание сержанта. Мы сдерживали наступление на Ростов. Потом нас перекинули на Северный Кавказ, потом я был ранен и после ранения на самолёте меня перебросили в Севастополь. И там нашу дивизию практически полностью уничтожили. В 43-м году под Таганрогом я получил ранение. Меня отправили лечиться в Германию, и через пять месяцев я вернулся обратно в свою роту. В немецкой армии была традиция — раненых возвращать в своё подразделение и почти до самого конца войны это было так. Всю войну я отвоевал в одной дивизии. Я думаю, это был один из главных секретов стойкости немецких частей. Мы в роте жили как одна семья. Все были на виду друг у друга, все хорошо друг друга знали и могли доверять друг другу, надеяться друг на друга.
Раз в год солдату полагался отпуск, но после осени 43-го года всё это стало фикцией. И покинуть своё подразделение можно было только по ранению или в гробу.

Убитых хоронили по-разному. Если было время и возможность, то каждому полагалась отдельная могила и простой гроб. Но если бои были тяжёлыми и мы отступали, то закапывали убитых кое-как. В обычных воронках из под снарядов, завернув в плащ-накидки, или брезент. В такой яме за один раз хоронили столько человек, сколько погибло в этом бою и могло в неё поместиться. Ну, а если бежали – то вообще было не до убитых.
Наша дивизия входила в 29 армейский корпус и вместе с 16-ой (кажется!) моторизованной дивизией составляла армейскую группу «Рекнаге». Все мы входили в состав группы армий «Южная Украина».

Как мы видели причины войны. Немецкая пропаганда.
В начале войны главным тезисом пропаганды, в которую мы верили, был тезис о том, что Россия готовилась нарушить договор и напасть на Германию первой. Но мы просто оказались быстрее. В это многие тогда верили и гордились, что опередили Сталина. Были специальные газеты фронтовые, в которых очень много об этом писали. Мы читали их, слушали офицеров и верили в это.
Но потом, когда мы оказались в глубине России и увидели, что военной победы нет, и что мы увязли в этой войне, то возникло разочарование. К тому же мы уже много знали о Красной армии, было очень много пленных, и мы знали, что русские сами боялись нашего нападения и не хотели давать повод для войны. Тогда пропаганда стала говорить, что теперь мы уже не можем отступить, иначе русские на наших плечах ворвутся в Рейх. И мы должны сражаться здесь, что бы обеспечить условия для достойного Германии мира. Многие ждали, что летом 42-го Сталин и Гитлер заключат мир. Это было наивно, но мы в это верили. Верили, что Сталин помирится с Гитлером, и они вместе начнут воевать против Англии и США. Это было наивно, но солдатом хотелось верить.
Каких-то жёстких требований по пропаганде не было. Никто не заставлял читать книги и брошюры. Я так до сих пор и не прочитал «Майн камф». Но следили за моральным состоянием строго. Не разрешалось вести «пораженческих разговоров» и писать «пораженческих писем». За этим следил специальный «офицер по пропаганде». Они появились в войсках сразу после Сталинграда. Мы между собой шутили и называли их «комиссарами». Но с каждым месяцем всё становилось жёстче. Однажды в нашей дивизии расстреляли солдата, который написал домой «пораженческое письмо», в котором ругал Гитлера. А уже после войны я узнал, что за годы войны, за такие письма было расстреляно несколько тысяч солдат и офицеров! Одного нашего офицера разжаловали в рядовые за «пораженческие разговоры». Особенно боялись членов НСДАП. Их считали стукачами, потому, что они были очень фанатично настроены и всегда могли подать на тебя рапорт по команде. Их было не очень много, но им почти всегда не доверяли.
Отношение к местному населению, к русским, белорусам было сдержанное и недоверчивое, но без ненависти. Нам говорили, что мы должны разгромить Сталина, что наш враг это большевизм. Но, в общем, отношение к местному населению было правильно назвать «колониальным». Мы на них смотрели в 41-ом как на будущую рабочую силу, как на территории, которые станут нашими колониями.
К украинцам относились лучше. Потому, что украинцы встретили нас очень радушно. Почти как освободителей. Украинские девушки легко заводили романы с немцами. В Белоруссии и России это было редкостью.
На обычном человеческом уровне были и контакты. На Северном Кавказе я дружил с азербайджанцами, которые служили у нас вспомогательными добровольцами (хиви). Кроме них в дивизии служили черкесы и грузины. Они часто готовили шашлыки и другие блюда кавказской кухни. Я до сих пор эту кухню очень люблю. С начала их брали мало. Но после Сталинграда их с каждым годом становилось всё больше. И к 44-му году они были отдельным большим вспомогательным подразделением в полку, но командовал ими немецкий офицер. Мы за глаза их звали «Шварце» — чёрные ( ;-))))
Нам объясняли, что относится к ним надо, как боевым товарищам, что это наши помощники. Но определённое недоверие к ним, конечно, сохранялось. Их использовали только как обеспечивающих солдат. Они были вооружены и экипированы хуже.
Иногда я общался и с местными людьми. Ходил к некоторым в гости. Обычно к тем, кто сотрудничал с нами или работал у нас.
Партизан я не видел. Много слышал о них, но там где я служил их не было. На Смоленщине до ноября 41-го партизан почти не было.
К концу войны отношение к местному населению стало безразличным. Его словно бы не было. Мы его не замечали. Нам было не до них. Мы приходили, занимали позицию. В лучшем случае командир мог сказать местным жителям, что бы они убирались подальше, потому, что здесь будет бой. Нам было уже не до них. Мы знали, что отступаем. Что всё это уже не наше. Никто о них не думал…

Об оружии.

Главным оружием роты были пулемёты. Их в роте было 4 штуки. Это было очень мощное и скорострельное оружие. Нас они очень выручали. Основным оружием пехотинца был карабин. Его уважали больше чем автомат. Его называли «невеста солдата». Он был дальнобойным и хорошо пробивал защиту. Автомат был хорош только в ближнем бою. В роте было примерно 15 — 20 автоматов. Мы старались добыть русский автомат ППШ. Его называли «маленький пулемёт». В диске было кажется 72 патрона и при хорошем уходе это было очень грозное оружие. Ещё были гранаты и маленькие миномёты.
Ещё были снайперские винтовки. Но не везде. Мне под Севастополем выдали снайперскую русскую винтовку Симонова. Это было очень точное и мощное оружие. Вообще русское оружие ценилось за простоту и надёжность. Но оно было очень плохо защищено от коррозии и ржавчины. Наше оружие было лучше обработано.

Артиллерия
Однозначно русская артиллерия намного превосходила немецкую. Русские части всегда имели хорошее артиллерийское прикрытие. Все русские атаки шли под мощным артиллерийским огнём. Русские очень умело маневрировали огнём, умели его мастерски сосредотачивать. Отлично маскировали артиллерию. Танкисты часто жаловались, что русскую пушку увидишь только тогда, когда она уже по тебе выстрелила. Вообще, надо было раз побывать по русским артобстрелом, что бы понять, что такое русская артиллерия. Конечно, очень мощным оружием был «шталин орган» — реактивные установки. Особенно, когда русские использовали снаряды с зажигательной смесью. Они выжигали до пепла целые гектары.

О русских танках.
Нам много говорили о Т-34. Что это очень мощный и хорошо вооружённый танк. Я впервые увидел Т-34 под Таганрогом. Два моих товарища назначили в передовой дозорный окоп. Сначала назначили меня с одним из них, но его друг попросился вместо меня пойти с ним. Командир разрешил. А днём перед нашими позициями вышло два русских танка Т-34. Сначала они обстреливали нас из пушек, а потом, видимо заметив передовой окоп, пошли на него и там один танк просто несколько раз развернулся на нём, и закопал их обоих заживо. Потом они уехали.
Мне повезло, что русские танки я почти не встречал. На нашем участке фронта их было мало. А вообще у нас, пехотинцев всегда была танкобоязнь перед русскими танками. Это понятно. Ведь мы перед этими бронированными чудовищами были почти всегда безоружны. И если не было артиллерии сзади, то танки делали с нами что хотели.

О штурмовиках.
Мы их называли «Русише штука». В начале войны мы их видели мало. Но уже к 43-му году они стали очень сильно нам досаждать. Это было очень опасное оружие. Особенно для пехоты. Они летали прямо над головами и из своих пушек поливали нас огнём. Обычно русские штурмовики делали три захода. Сначала они бросали бомбы по позициям артиллерии, зениток или блиндажам. Потом пускали реактивные снаряды, а третьим заходом они разворачивались вдоль траншей и из пушек убивали всё в них живое. Снаряд, взрывавшийся в траншее, имел силу осколочной гранаты и давал очень много осколков. Особенно угнетало, то, сбить русский штурмовик из стрелкового оружия было почти невозможно, хотя летал он очень низко.
О ночных бомбардировщиках
По-2 я слышал. Но сам лично с ними не сталкивался. Они летали по ночам и очень метко кидали маленькие бомбы и гранаты. Но это было скорее психологическое оружие, чем эффективное боевое.

Но вообще, авиация у русских была, на мой взгляд, достаточно слабой почти до самого конца 43 года. Кроме штурмовиков, о которых я уже говорил, мы почти не видели русских самолётов. Бомбили русские мало и не точно. И в тылу мы себя чувствовали совершенно спокойно.


Учёба.

В начале войны учили солдат хорошо. Были специальные учебные полки. Сильной стороной подготовки было то, что в солдате старались развить чувство уверенности в себе, разумной инициативы. Но было очень много бессмысленной муштры. Я считаю, что это минус немецкой военной школы. Слишком много бессмысленной муштры. Но после 43-го года учить стали всё хуже. Меньше времени давали на учёбу и меньше ресурсов. И в 44-ом году стали приходить солдаты, которые даже стрелять толком не умели, но за то хорошо маршировали, потому, что патронов на стрельбы почти не давали, а вот строевой фельдфебели с ними занимались с утра и до вечера. Хуже стала и подготовка офицеров. Они уже ничего кроме обороны не знали и, кроме как правильно копать окопы ничего не умели. Успевали только воспитать преданность фюреру и слепое подчинение старшим командирам.


Еда. Снабжение.

Кормили на передовой неплохо. Но во время боёв редко было горячее. В основном ели консервы.
Обычно утром давали кофе, хлеб, масло (если было) колбасу или консервированную ветчину. В обед – суп, картофель с мясом или салом. На ужин каша, хлеб, кофе. Но часто некоторых продуктов не было. И вместо них могли дать печенье или к примеру банку сардин. Если часть отводили в тыл, то питание становилось очень скудным. Почти впроголодь. Питались все одинаково. И офицеры и солдаты ели одну и ту же еду. Я не знаю как генералы – не видел, но в полку все питались одинаково. Рацион был общий. Но питаться можно было только у себя в подразделении. Если ты оказывался по какой-то причине в другой роте или части, то ты не мог пообедать у них в столовой. Таков был закон. Поэтому при выездах полагалось получать паёк. А вот у румын было целых четыре кухни. Одна — для солдат. Другая — для сержантов. Третья — для офицеров. А у каждого старшего офицера, у полковника и выше — был свой повар, который готовил ему отдельно. Румынская армия была самая деморализованная. Солдаты ненавидели своих офицеров. А офицеры презирали своих солдат. Румыны часто торговали оружием. Так у наших «чёрных» («хиви») стало появляться хорошее оружие. Пистолеты и автоматы. Оказалось, что они покупали его за еду и марки у соседей румын…


Об СС

Отношение к СС было неоднозначным. С одной стороны они были очень стойкими солдатами. Они были лучше вооружены, лучше экипированы, лучше питались. Если они стояли рядом, то можно было не бояться за свои фланги. Но с другой стороны они несколько свысока относились к Вермахту. Кроме того, их не очень любили из-за крайней жестокости. Они были очень жестоки к пленным и к мирному населению. И стоять рядом с ними было неприятно. Там часто убивали людей. Кроме того, это было и опасно. Русские, зная о жестокости СС к мирному населению и пленным, эсэсовцев в плен не брали. И во время наступления на этих участках мало кто из русских разбирался, кто перед тобой эссэман или обычный солдат вермахта. Убивали всех. Поэтому за глаза СС иногда называли «покойниками».
Помню, как в ноябре 42 года мы однажды вечером украли у соседнего полка СС грузовик. Он застрял на дороге, и его шофёр ушёл за помощью к своим, а мы его вытащили, быстро угнали к себе и там перекрасили, сменили знаки различия. Они его долго искали, но не нашли. А для нас это было большое подспорье. Наши офицеры, когда узнали — очень ругались, но никому ничего не сказали. Грузовиков тогда оставалось очень мало, а передвигались мы в основном пешком.
И это тоже показатель отношения. У своих (Вермахта) наши бы никогда не украли. Но эсэсовцев недолюбливали.


Солдат и офицер

В Вермахте всегда была большая дистанция между солдатом и офицером. Они никогда не были с нами одним целым. Несмотря на то, что пропаганда говорила о нашем единстве. Подчёркивалось, что мы все «камрады», но даже взводный лейтенант был от нас очень далёк. Между ним и нами стояли ещё фельдфебели, которые всячески поддерживали дистанцию между нами и ими, фельдфебелями. И уж только за ними были офицеры. Офицеры, обычно с нами солдатами общались очень мало. В основном же, всё общение с офицером шло через фельдфебеля. Офицер мог, конечно, спросить что-то у тебя или дать тебе какое-то поручение напрямую, но повторюсь – это было редко. Всё делалось через фельдфебелей. Они были офицеры, мы были солдаты, и дистанция между нами была очень большой.

Ещё большей эта дистанция была между нами и высшим командованием. Мы для них были просто пушечным мясом. Никто с нами не считался и о нас не думал. Помню в июле 43-го, под Таганрогом я стоял на посту около дома, где был штаб полка и в открытое окно услышал доклад нашего командира полка какому-то генералу, который приехал в наш штаб. Оказывается, генерал должен был организовать штурмовую атаку нашего полка на железнодорожную станцию, которую заняли русские и превратили в мощный опорный пункт. И после доклада о замысле атаки наш командир сказал, что планируемые потери могут достигнуть тысячи человек убитыми и ранеными и это почти 50% численного состава полка. Видимо командир хотел этим показать бессмысленность такой атаки. Но генерал сказал:
- Хорошо! Готовьтесь к атаке. Фюрер требует от нас решительных действий во имя Германии. И эта тысяча солдат погибнет за фюрера и Фатерлянд!
И тогда я понял, что мы для этих генералов никто! Мне стало так страшно, что это сейчас невозможно передать. Наступление должно было начаться через два дня. Об этом я услышал в окно и решил, что должен любой ценой спастись. Ведь тысяча убитых и раненых это почти все боевые подразделения. То есть, шансов уцелеть в этой атаке у меня почти небыло. И на следующий день, когда меня поставили в передовой наблюдательный дозор, который был выдвинут перед нашими позициями в сторону русских, я задержался, когда пришёл приказ отходить. А потом, как только начался обстрел, выстрелил себе в ногу через буханку хлеба (при этом не возникает порохового ожога кожи и одежды) так, что бы пуля сломала кость, но прошла навылет. Потом я пополз к позициям артиллеристов, которые стояли рядом с нами. Они в ранениях понимали мало. Я им сказал, что меня подстрелил русский пулемётчик. Там меня перевязали, напоили кофе, дали сигарету и на машине отправили в тыл. Я очень боялся, что в госпитале врач найдёт в ране хлебные крошки, но мне повезло. Никто ничего не заметил. Когда через пять месяцев в январе 1944-го года я вернулся в свою роту, то узнал, что в той атаке полк потерял девятьсот человек убитыми и ранеными, но станцию так и не взял…
Вот так к нам относились генералы! Поэтому, когда меня спрашивают, как я отношусь к немецким генералам, кого из них ценю как немецкого полководца, я всегда отвечаю, что, наверное, они были хорошими стратегами, но уважать их мне совершенно не за что. В итоге они уложили в землю семь миллионов немецких солдат, проиграли войну, а теперь пишут мемуары о том, как здорово воевали и как славно побеждали.


Самый трудный бой

После ранения меня перекинули в Севастополь, когда русские уже отрезали Крым. Мы летели из Одессы на транспортных самолётах большой группой и прямо у нас на глазах русские истребители сбили два самолёта битком набитых солдатами. Это было ужасно! Один самолёт упал в степи и взорвался, а другой упал в море и мгновенно исчез в волнах. Мы сидели и бессильно ждали кто следующий. Но нам повезло – истребители улетели. Может быть у них кончалось горючее или закончились патроны. В Крыму я отвоевал четыре месяца.
И там, под Севастополем был самый трудный в моей жизни бой. Это было в первых числах мая, когда оборона на Сапун горе уже была прорвана, и русские приближались к Севастополю.

Остатки нашей роты – примерно тридцать человек — послали через небольшую гору, что бы мы вышли атакующему нас русскому подразделению во фланг. Нам сказали, что на этой горе никого нет. Мы шли по каменному дну сухого ручья и неожиданно оказались в огненном мешке. По нам стреляли со всех сторон. Мы залегли среди камней и начали отстреливаться, но русские были среди зелени – их было невидно, а мы были как на ладони и нас одного за другим убивали. Я не помню, как, отстреливаясь из винтовки, я смог выползти из под огня. В меня попало несколько осколков от гранат. Особенно досталось ногам. Потом я долго лежал между камней и слышал, как вокруг ходят русские. Когда они ушли, я осмотрел себя и понял, что скоро истеку кровью. В живых, судя по всему, я остался один. Очень много было крови, а у меня ни бинта, ничего! И тут я вспомнил, что в кармане френча лежат презервативы. Их нам выдали по прилёту вместе с другим имуществом. И тогда я из них сделал жгуты, потом разорвал рубаху и из неё сделал тампоны на раны и притянул их этими жгутами, а потом, опираясь на винтовку и сломанный сук стал выбираться.
Вечером я выполз к своим.
В Севастополе уже полным ходом шла эвакуация из города, русские с одного края уже вошли в город, и власти в нём уже не было никакой. Каждый был сам за себя.
Я никогда не забуду картину, как нас на машине везли по городу, и машина сломалась. Шофёр взялся её чинить, а мы смотрели через борт вокруг себя. Прямо перед нами на площади несколько офицеров танцевали с какими-то женщинами, одетыми цыганками. У всех в руках были бутылки вина. Было какое-то нереальное чувство. Они танцевали как сумасшедшие. Это был пир во время чумы.

Меня эвакуировали с Херсонеса вечером 10-го мая уже, после того как пал Севастополь. Я не могу вам передать, что творилось на этой узкой полоске земли. Это был ад! Люди плакали, молились, стрелялись, сходили с ума, насмерть дрались за место в шлюпках. Когда я прочитал где-то мемуары какого-то генерала — болтуна, который рассказывал о том, что с Херсонеса мы уходили в полном порядке и дисциплине, и что из Севастополя были эвакуированы почти все части 17 армии, мне хотелось смеяться. Из всей моей роты в Констанце я оказался один! А из нашего полка оттуда вырвалось меньше ста человек! Вся моя дивизия легла в Севастополе. Это факт!
Мне повезло потому, что мы раненые лежали на понтоне, прямо к которому подошла одна из последних самоходных барж, и нас первыми загрузили на неё.
Нас везли на барже в Констанцу. Всю дорогу нас бомбили и обстреливали русские самолёты. Это был ужас. Нашу баржу не потопили, но убитых и раненых было очень много. Вся баржа была в дырках. Что бы не утонуть, мы выбросили за борт всё оружие, амуницию, потом всех убитых и всё равно, когда мы пришли в Констанцу, то в трюмах мы стояли в воде по самое горло, а лежачие раненые все утонули. Если бы нам пришлось идти ещё километров 20 мы бы точно пошли ко дну! Я был очень плох. Все раны воспались от морской воды. В госпитале врач мне сказал, что большинство барж было наполовину забито мертвецами. И что нам, живым, очень повезло.
Там, в Констанце я попал в госпиталь и на войну уже больше не попал.

Эпилог:
Как можно понять из воспоминаний, немецкие солдаты для своих офицеров были таким же "пушечным мясом", как и наши солдаты для своего командования.
И многих погнали на войну за фатерлянд, как скот.
Фашизм был трагедией не только для всего мира, но и для самого немецкого народа тоже.

http://www.liveinternet.ru/users/651528/post150462036/
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Пн Фев 14, 2011 4:25 am

О многом я знаю, да мы все знаем по документальному кино и фильмам в СССР. Может для молодежи это откровение, а для меня совсем нет. Да и тётка рассказывала, как её пытались расстрелять СС, их рота солдат окружила и приказали солдаты эсесовцам её отпустить, а иначе всех эсесовцев перестреляют. Давно об этом знаю. В деревне под Воронежом бабушка жены выжила только благодаря солдатам немецким - хлеб пекла им, а десятый каравай был её. А так вся малышня бы и поумирала от голода. Везде солдат серая убойная скотинка и сегодня так же, ничего не изменилось. Можно брехать о какой угодно великой цели, например о единство РеФё, и войну в Чечне этим оправдывать, да вот опять там не дети олигархов воюют, а дети рабочих и крестьян. Так пошла бы она вся эта брехустая власть в любой стране на большой и толстый хер со всеми своими "Великими Идеям" и вместе с руководителями обязательно, вот у кого там есть свой бандитский шкурный интерес вот тот пускай и воюет или их детишки папин денежный мешок там отбивают.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Ср Янв 25, 2012 8:38 am

Статья известного украинского режиссера и сценариста Александра Муратова о современном положении Израиля.
Данная статья была опубликована в газете "Еврейский обозреватель".


БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Я глубоко уверен, что большинство современных политических решений предопределены не интересами человечества в целом, не интересами так называемой западной демократии, не даже интересами Соединенных Штатов Америки, а интересами отдельных групп очень влиятельных (как правило, сверхбогатых) людей. И еще, пожалуй, главным образом, элементарной непредусмотрительной глупостью. Это сказывается абсолютно во всем. Начиная с разгрома Сербии в пользу исламистского Косово, которое стало очагом европейской наркоторговли и потенциального исламского экстремизма. Смешно, что крайне умеренный социализм Милошевича настолько разъярил западные страны, что толкнул НАТО на бомбежки Сербии. А Ирак? Каким бы ни был Саддам Хусейн, но он был гарантом стабильности в этом регионе и явным антагонистом иранского религиозного фанатизма. И уж точно не был заинтересован в распространении ваххабизма в Ираке. Что же там теперь? Может быть в Ираке воцарилась демократия западного образца? Конечно, нет. Ведь это просто несвойственно арабскому менталитету. Кто же в результате выгадал? Только американские нефтяные сверхмагнаты. Да и то весьма и весьма условно. В этой крайне нестабильной стране регулярная нефтедобыча всегда будет находиться под угрозой.

А Египет? Ну, свергли Мубарака. И что? Сейчас там власть захватили антиизраильски настроенные военные. А потенциально к власти могут прийти фанатичные братья-мусульмане. Ну ладно, если бы тогда произошел чисто внутриегипетский катаклизм. Но ведь заваруха, спровоцированная спецслужбами США, неизбежно отразится на отношениях Египта с Израилем. Отразится крайне негативно. И ради чего? Ради все той же пресловутой западной демократии? Да какая там демократия! Это же типичная, да еще и крайне разнузданная охлократия. Вспомните, как озверевшая толпа египетских «революционеров» изнасиловала американскую журналистку. Вот это и есть истинное лицо египетских демократических преобразований.

А вот и последнее по времени: ливийский переворот. Каким бы ни был полковник Каддафи, но он держал эту весьма дикую страну в твердых руках. Конечно, он досаждал американцам и европейцам. Французский президент Саркози страстно желал исчезновения ливийского лидера с лица земли, так как в какой-то степени был обязан ему своим приходом к власти. И явно не хотел обнародования этого факта.

Теракты, приписываемые ливийцам, часто были другого происхождения. Для остракизма, которому подвергался Каддафи, они были просто поводом. Нужен был козел отпущения.

Что же благодаря этой «революции» выиграли рядовые ливийцы? Думаю, ничего. Скорее потеряли. Ведь теперь западные страны заставят новые ливийские власти денационализировать нефтегазовые месторождения. Следовательно, лафа, существовавшая при Каддафи, обеспечивавшего своим гражданам достаточно высокий жизненный уровень, закончится. Это ведь был эдакий социализм по-ливийски. Естественно, в массах возникнет недовольство, которое неизбежно создаст благодатную почву для прихода к власти исламских фундаменталистов. Да к тому же, воспользовавшись этой заварушкой, многие ливийцы покинули свою страну и сели на шею европейским налогоплательщикам. Крайне сомневаюсь, что кроме американских и международных нефтяных магнатов кто-то выиграл от этого переворота.

Как это ни печально, от всей этой «арабской весны» пострадал Израиль. Кэмп-Дэвидские соглашения теперь под угрозой. Появилась опасность, что экстремисты сектора Газа будут снабжаться оружием из Египта. Да и, как ни плох Асад, все его угрозы в адрес Израиля не более чем демагогическая болтовня, а вот силы, которые собираются его свергнуть (кстати, при помощи США), совершенно точно займут крайне агрессивную антиизраильскую позицию.

Я не еврей и не склонен отождествлять интересы еврейского государства с интересами всего человечества. Наверное, как это жестоко ни звучит, если бы вследствие ликвидации государства Израиль был достигнут прочный и долговременный мир на земле, то может быть (по очень большому счету) стоило бы пожертвовать этим уникальным государством, как Авраам собирался пожертвовать своим единственным сыном. Но все дело в том, что эта жуткая жертва не только не спасет западную цивилизацию, а наоборот - приблизит ее конец. Ведь это не выдумка евреев, что Израиль - это форпост западной цивилизации. Именно евреи защищают собой весь цивилизованный мир от средневекового мракобесия исламистов. Более того – спасают от мракобесия и сам исламский мир. Я не оговорился. Ведь сам по себе священный Коран не призывает к непримиримому экстремизму. По своей истинной сути эта религия не более агрессивна, чем все другие мировые религии. Да и следует заметить, что ислам роднит с христианством только личность Иисуса Христа (Исы) , а вот с иудаизмом у него гораздо больше общего: Муса (Моисей), обряд обрезания, запрет на употребление в пищу свинины и многое другое.

Что смущает мусульман в христианстве? Прежде всего божественное происхождение Христа. Они признают его величие, но только как одного из трех великих пророков, вместе с Моисеем и Мохаммадом. Также они отрицают непорочное зачатие. Не признают Троицу, считая ее отступлением от принципа единобожия. Но ведь у иудеев точно такие же претензии к христианству. Нужно признать, что это весьма близкие религиозные мировоззрения. К тому же арабы – точно такие же семиты как и евреи. В средние века сосуществование этих народов и их религий почти не омрачалось. Особенно во времена испанских халифатов. Я себе представил чисто гипотетический союз этих народов и оторопел от мысли - какая бы это была фантастическая сила! Находчивый разум евреев плюс природные богатства арабов дали бы такой сплав, который зажал бы в кулак весь мир. Причем тогда это был бы не средневековый вариант ислама, а цивилизованный, современный. И многие моральные ценности этой религии помогали бы спасать мир от нынешней деградации.

Но, к сожалению, это лишь нереальные бредни. Ведь ничего разумного в реальной действительности не происходит. А, увы, существует постоянная угроза, что крошечный Израиль может быть уничтожен арабскими агрессорами. Гарантирую, что тогда ничего хорошего не будет. Уже сейчас Европа неуклонно исламизируется. Причем это ислам в самом экстремистском и средневековом варианте.

Говорю прямо: западному сообществу крупно повезло, что его интересы совпадают с интересами еврейского государства. Защищая себя, Израиль защищает и весь цивилизованный мир. Так зачем же ему мешать? А ведь мешают! Последние высказывания Барака Обамы о возвращении Израиля к границам 1967 года свидетельствует, мягко говоря, о его недомыслии. Не думаю, что в голове американского президента бурлят исламские настроения. Вероятно, что это такая себе благородная игра в справедливость, которая приводит его к неразумным действиям.

А если вспомнить прежнее отношение США к Израилю, то можно сказать, что любовь американского руководства к еврейскому государству зиждилась не так на еврейском лобби внутри США, как на совпадении ближневосточных интересов Вашингтона и Иерусалима. Так почему же это не видит нынешний президент Обама?

Не стоит обвинять его в юдофобии. Скорее – это его нерасчетливость. Возможно его нынешняя дружба с новыми «революционными» лидерами арабских стран и принесет США (а вернее нефтяным магнатам) какие-то кратковременные дивиденды, но в недалекой перспективе это им еще аукнется. Ведь падение Израиля, неизбежно обернется всеобщей цивилизационной катастрофой.

Казалось бы, маленький клочок суши, а из-за него столько проблем. Так случилось, что испокон веков Иерусалим (да и вся Палестина) был яблоком раздора для разных народов и даже цивилизаций. Казалось бы - что стоит богатому арабскому миру приютить и накормить в общем-то немногочисленный палестинский народ. Тем более, что большинство палестинцев уже давно живет вне родины. Если они все вернутся сюда, то вскоре задохнутся от перенаселения и безработицы. Многим из них видится выход из положения в захвате территории, на которой сейчас проживают евреи. Их конечно абсолютно не интересует куда денутся те. Они говорят: «Пускай возвращаются туда, откуда приехали!» Однако нужно учесть, что «туда» евреи попали отнюдь не по своей воле. Их вышвырнули из Палестины, которая была для них родиной, и рассеяли по всей земле. Они вынуждены были поселиться в самых разных странах. И уж никак нельзя сказать, что их там встретили с распростертыми объятиями. И это ужасно, даже если не принимать во внимание чудовищный Холокост второй мировой войны. Если можно требовать переселения евреев, то почему нельзя представить себе переселение палестинцев в страны, где живут их братья по крови и единоверцы, такие же арабы, как они? Разве кто-то будет их там преследовать по национальным и религиозным причинам?

Палестинцы говорят: «На нынешней нашей территории ничего нет. А вот у евреев все есть!..» Но ведь когда евреи прибыли в Палестину, на их будущих землях тоже ничего не было. Все, что сейчас есть, создано исключительно их трудом. Конечно, было бы выгодно захватить все, созданное евреями, и кайфовать на всем готовом. Желание палестинцев я понимаю. Но как могут придерживаться этих же взглядов крайне гуманные европейцы, сочувствующие бедным, несчастным, и крайне бездеятельным палестинцам и в тоже время отказывать в сочувствии богатым только за счет своей работоспособности евреям? Забрать все у евреев – это даже хуже, чем хищнический большевистский лозунг «Грабь награбленное!». Ведь евреи ничего не забрали у арабов, кроме куска выжженной солнцем бесплодной пустыни и двух-трех почти безлюдных приморских городов. Так что не стоит изображать евреев волками, а палестинцев несчастными ягнятами. Наоборот – претензии последних зиждятся на постулате: «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать!»

Забавно, что комплекс несуществующей вины присутствует даже у израильтян. Поэтому все энергоснабжение, водоснабжение и многое другое в палестинской автономии оплачивается израильскими властями. Это как бы плата за еврейские поселения, находящиеся на территории автономии.

Но представьте себе: если бы израильтяне были вынуждены покинуть эти поселения, как это случилось в секторе Газа, и полностью предоставили бы палестинцев самим себе, то в независимом палестинском государстве неминуемо произошел бы не только экономический (ведь работу палестинцы получают в Израиле), но и экологический коллапс. Рухнула бы вся их инфраструктура. Они бы очутились в нищем голодном гетто. И не думайте, что им помогли бы богатые братья-арабы. И совсем не потому, что не имели бы для этого средств. Дело и не в их жадности. Просто гораздо легче натравливать голодных палестинцев на ненавистных евреев. Зачем натравливать? Чтобы из чисто фанатичных убеждений вырвать еврейскую занозу из арабского тела. Причем чужими руками. Так как пойти на прямой военный конфликт они боятся. Ведь предыдущие подобные попытки заканчивались оглушительными поражениями.

Крики о том, что, мол, если бы не помощь американцев, Израиль был бы уничтожен, - полная ерунда. Как может спасти чья-то помощь, когда во время военных конфликтов судьба Израиля решалась за считанные дни, может даже часы. И тут сыграли большую роль как раз те пресловутые еврейские поселения (на самом деле оборонные опорные пункты) на территории западного берега реки Иордан. Если бы не они, арабские армии разрезали бы еврейское государство на несколько частей и потом добили его. Такая же история с Голанскими высотами. Смешно говорить об их экономическом значении для Сирии. Никогда там ничего значительного не было. Разве что кроме Эль-Кунейтры, которая, кстати, осталась у сирийцев. Но вот огромное стратегическое значение для Израиля Голанские высоты несомненно имеют. Ведь раньше под прицелом сирийской артиллерии находилась чуть ли не половина еврейского государства. Другое дело, что сирийцы своим преимуществом воспользоваться не сумели. Но сейчас возвращать Сирии эти высоты – безумие. В морально-политическом отношении Израилю это ничего бы не дало, так как сирийцы все равно не были бы им благодарны, считая эту территорию исконно своей, а в стратегическом отношении евреи потеряли бы колоссально много.

-----------------------------------

Сейчас в арабо-израильских отношениях патовая ситуация. С одной стороны, бесконечно препятствовать провозглашению палестинского государства очень трудно, почти невозможно. А, с другой, отказаться от поселений на западном берегу Иордана и от Голанских высот тоже нельзя. И дело, тут, не в поселенцах. В конце концов выселили же их с территории сектора Газа. Все дело в стратегических опорных пунктах. Расставшись с ними, Израилю будет невозможно сдержать первый удар противника и успеть отмобилизовать резервистов, которые составляют чуть не половину его армии. Для еврейского государства защита родины – это не только дело армии, а дело всего народа. Каждый раз это отечественная , народная война.

Выход из патовой ситуации один: так как на карту поставлено само существование государства, нужно наплевать на мощнейшую пропалестинскую, антиизраильскую пропаганду и всячески заботиться исключительно об интересах своего народа. Смешно: если евреи проиграют схватку, их тоже все будут жалеть. Так же как сейчас скорбят о жертвах Холокоста. Но это уже будет оплакивание мертвых.

Нужно евреям забыть все внутриполитические дрязги. Неважно, кто ястребы, а кто голуби. Проиграв битву, и ястребы и голуби очутятся в одной помойной яме.

Я, не дай Бог, не призываю израильтян к геноциду палестинцев. Ведь те являются несчастными заложниками амбиций их богатых арабских собратьев. Я призываю всех евреев, как проживающих в Палестине, так и в США и Европе, к четкому пониманию того, что сейчас речь идет о спасении еврейского народа от уничтожения, от геноцида. Необходимо сплотиться, так, как это произошло во время восстания в варшавском гетто. Думаю, при этом евреям стоит рассчитывать главным образом на себя. Правильно писали Ильф и Петров: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.»

Перед евреями сейчас стоит гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?» Если не хватит мудрости, стойкости и патриотизма, то история, увы, вычеркнет из своей книги этот богоизбранный народ. А что? Сколько великих народо ушло в небытие…

Итак – «Быть или не быть? Вот в чем вопрос!»


avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  askan в Ср Янв 25, 2012 10:16 pm

Войну начинал не Израиль, и ни один дурак выгодные стратегические территории, а особенно в военном отношении, захваченные во время войны, а тем более оборонительной, никому не возвращает. Пример совсем недавний - Калининградская область. А у США немеряно можно насчитать таких территорий, начиная с Калифорнии и кончая Карибами. Китай захватил Тибет, который отказался от армии и вооруженной борьбы, и не собирается делать Тибет самостоятельным государством - там ресурсы. Англия вообще пол мира под себя подмяла и доила не один век. Индия совсем недавно стала самостоятельным государством. А как залупилась Англия, когда Аргентина попробовала себе Фолькленские острова вернуть. А ведь острова то эти не возле острова Британия, а возле Аргентины.

Так что Израиль и от Газы-то напрасно отказался. А процесс нагнетания военной угрозы будет продолжаться обязательно. Вот Иран с Сирией ещё превратить в фундаментальные, и тогда весь исламский мир можно объединять на основе одной Идеи.
avatar
askan
Admin

Мужчина
Количество сообщений : 3506
Возраст : 65
Географическое положение : Москва
Дата регистрации : 2009-02-20

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Пт Янв 04, 2013 2:50 am

Впервые в истории человечества большинство может не работать 29.11.2012 Юлия Латынина
За последние 20 лет в мире произошел экономический перелом, имеющий важнейшие социальные последствия.
А именно: производительность труда стала настолько велика, что впервые в истории человечества меньшинство может прокормить большинство. Это отличает нашу эпоху от всех предыдущих эпох.
Впервые в истории человечества большинство может не работать, причем в самых разных типах режимов — как в демократиях, где их содержит налогоплательщик, так и в авторитарных петрократиях, где их содержат за счет экспорта нефти.
Эта экономическая перемена принесла глубочайшие и пока, как мне кажется, недооцененные социальные перемены.
Во-первых, в мире исчезли старые добрые классические диктатуры по образу «Трех толстяков» и «Звездных войн», где кровавый диктатор затыкает рот обездоленному народу, а по улицам бегают тонтон-макуты и режут борцов за свободу.
Кровавые диктаторы остались в реликтовых заповедниках вроде Кореи. Современный диктатор проводит почти выборы и даже имеет почти свободу прессы.
В этом смысле Путин был одним из первых диктаторов нового типа. Который догадался, что не нужно никого бросать в тюрьму, не нужно забирать все газеты (только телевидение), не нужно никого казнить на площади: разве что полонием в Лондоне, но это редко и для собственного удовольствия. Нет угнетенного народа. Угнетенный народ расслабляется у телевизора и голосует Если-Не-За-Него-То-Кто? Времена тонтон-макутов закончились.
Во-вторых, вслед за исчезновением «кровавых диктаторов» исчез и «обманутый народ». С исчезновением принуждения уже невозможно объяснить тенденцию массового избирателя голосовать за диктаторов, параноиков и популистов, особенно в бедных странах.
На наших глазах дискурс: «народ заставили», «избирателя обманули» потерял смысл
. А в Грузии избирателя тоже обманули? - Ай-ай-ай, Бидзина Иванишвили в Грузии обещал перед выборами опустить цены на ЖКХ, а теперь говорит, что он обещал это только два раза, и это не считается! Обманул избирателя! Кто бы мог подумать!
На фиг такой избиратель, если его можно обмануть?
В-третьих, в мире, где иждивенцев большинство, изменилось понятие «социальная справедливость». Процесс перераспределения давно заключается не в том, что отнимают у богатых и отдают бедным. Он заключается в том, что отнимают у тех, кто заработал, и отдают тем, кто не работает.
Сценка из жизни: еврей-иммигрант из Львова приехал в Америку. С семьей. С маленьким ребенком. Врачебный его диплом, выданный Львовским университетом, понятное, дело, резаная бумага. Ему под тридцать. Языка не знает. Он таксует, пашет, учит язык, в перерывах между пассажирами читает учебник, сдает экзамены, к сорока годам он заводит практику, к пятидесяти — собственный офис, работает 26 часов в сутки, будучи уже немолодым человеком, к 60 у него дом, бизнес, сбережения.
К нему по страховке приходит молодой афроамериканец. Наш дантист спрашивает: «А почему бы тебе не найти работу?» Ответ: «Мои предки достаточно работали на тебя». Ну, разумеется, местечковые евреи из Львова были главными рабовладельцами на Юге.
У этого дантиста забирают, а этому афроамериканцу дают. Это не справедливость. Это — раскулачивание. Это социальный паразитизм.
В Великобритании до сбора налогов верхние 20% нации зарабатывают 79 тыс. фунтов в год, а после — 59 тыс. Нижние 20% до получения субсидий имеют 5 тыс. фунтов в год, а после — 15 тыс. И кто за счет кого живет?
И, наконец, самое главное. Под предлогом «помощи бедным» недобросовестные политики сажают их на наркотик социальной халявы и навечно загоняют их в ад, в котором они навсегда обречены голосовать за снабжающих их социальным героином наркодельцов.
Это не только не «помощь» — это развращение душ и уничтожение личностей. Деньги — это социальный аналог наркотика, и это больше, чем просто метафора.
Человеческий организм сам умеет вырабатывать наркотики — эндорфины, от которых человек естественным образом получает естественный кайф. Хорошая физическая нагрузка, пляска, секс, вкусная еда, хорошая книжка, интересный разговор — ото всего этого у человека естественно вырабатываются эндорфины.
Наркоман — это человек, который не умеет получать удовольствие естественным образом и заменяет естественные эндорфины химией. Точно то же деньги: это социальный эндорфин. Если ты заработал деньги, даже если тебе помогли, добровольно, когда ты действительно нуждался, и ты за это благодарен, — это естественный социальный нейромедиатор. Если ты грабитель или халявщик, если ты забираешь заработанное другими с чувством «мне все должны» — это наркотик, который убивает.
Ведь если благодаря развитию экономики большинство может быть паразитами, то верно и обратное: благодаря развитию экономики практически каждый в течение жизни может добиться высокого статуса. И когда политик вместо того, чтобы поощрять избирателей к труду, говорит им: «Сидите на на пособии, голосуйте за нас», — этот политик не спасает. Он разрушает души. Он милосерден не больше, чем наркоделец.
В свое время Уинстон Черчилль сказал знаменитую фразу: «Демократия — это худший способ правления, не считая всех прочих». Увы, эта фраза была сказана в определенное время и в определенной стране. Во время, когда большинство избирателей работало просто потому, что в те времена большинство работало при любом режиме.
Сейчас все больше и больше самых разнообразных режимов — от Саудовской Аравии до России, от Палестины до США, где большинство может не работать. На наших глазах устаревают самые основные аксиомы: о «справедливости власти большинства», о «мудром выборе народа», о «социальной справедливости», о том, как именно «необходимо помогать бедным». Впервые в истории человечества извлекать ренту из своего привилегированного положения может не меньшинство — цари, попы, аристократы, — а большинство.
avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вт Фев 26, 2013 4:04 am

Его называют болезнью трех веков. Много бед он принес человечеству.

Имя этой болезни - социализм. Он словно вирус проник даже в

капиталистические страны, приводя к постепенной интеллектуальной деградации

общества. И особенно это видно на примере печальной судьбы тестов по

определению интеллекта - IQ. Эти тесты могли перевернуть мир. Но мир

перевернул их.*****


*В то время как два бородатых немецких гнома - Маркс и Энгельс - писали

свои сказки о том, что пролетарии, у которых хватает ума только на то,

чтобы стоять у станка, есть самый передовой и прогрессивный класс на

планете, европейский ученый по имени Давид Векслер работал в совершенно

ином направлении. Он решил не верить в сказки, а взять и измерить

человеческий интеллект, оценив его не просто качественно (<<гений>>, <<дурак>>)

а количественно, в цифрах. Чтобы определить, кто чего стоит и заслуживает в

этом мире.*****



Для этого Векслер разработал систему микрозадачек на сообразительность и

присвоил им баллы в зависимости от сложности. Чем больше баллов человек

набрал, тем он умнее. Так родилась система тестов по определению

коэффициента интеллекта - IQ. Карл Маркс и Фридрих Энгельс умерли раньше,

поэтому так не узнали, что по их теории о том, будто все люди рождаются

равными и все их способности - исключительно плод воспитания, нанесен

первый страшный удар.****



Второй удар нанесла генетика, которая заявила: особенности людей - цвет

глаз, рост, основные черты характера, сообразительность - зависят от генов.

То есть люди изначально не равны. И если ты глуп или уродлив, жаловаться на

общество бессмысленно. Жаловаться нужно на родителей.****



Так в мире столкнулись две непримиримые теории. И победил в этом

столкновении отнюдь не интеллект, потому что на историческую сцену как раз

выходили простые ребята, составляющие народные массы. Простым ребятам -

простые теории. Отнять и поделить... Я нищий не потому что дурак, а потому

что мир устроен несправедливо...****



Справедливость, однако, требует отметить, что поначалу противоречий между

марксизмом и генетикой, социализмом и тестами на IQ никто не заметил.

Только потом в социалистическом СССР генетику объявили продажной девкой

империализма, а тесты на интеллект <<буржуазными извращениями, направленными

против рабочих>>. Сами же буржуи были настроены восторженно. Теперь при

приеме на работу, требующей соображалки, можно было просто провести тест и

определить пригодность работника. Да и в университет брать самых смышленых,

потому что дурака учить - только зря деньги тратить.****



Одним из первых систему тестов применило правительство США. Идея была

простой. В страну приезжает множество эмигрантов, но зачем нам дураки?

Давайте еще на входе отсеивать интеллектуально недостаточную публику!..****



Сказано - сделано. Прямо в фильтрационном лагере на Эллис Айленд были

организованы тестовые испытания для вновь прибывающих эмигрантов.

Результаты шокировали исследователей: 83% евреев, 79% итальянцев, 80%

венгров и 87% русских по результатам тестирования были признаны

<<слабоумными>>. Начали разбираться. И оказалось, большинство вновь прибывших

очень плохо знают английский язык и просто не понимают заданий теста.

Пришлось вносить в тесты поправки. Но пока это сообразили, процент отказов

во въезде в страну возрос почти в шесть раз!..****



Психологам США удалось также убедить военных провести тестирование

новобранцев. Военные любят тратить деньги налогоплательщиков, поэтому было

протестировано два миллиона призывников, психологи получили новые данные, а

Минобороны обескураживающий результат: средний американский новобранец имел

Ай Кью 13-летнего ребенка. И что военным было делать с этими данными?

Отказываться от войн?.. Результат, между тем, легко объяснялся: подавляющее

большинство новобранцев были призваны из деревни. И это означало, что

деревенские дети в информационно бедной среде деревни примерно на пять лет

отстают в развитии от бедовых городских детей. Которых в армию калачом не

заманишь.****



А психологи сделали следующий вывод: оказывается, интеллект зависит не

только от генов, но и от среды, то есть воспитания! Его можно развить! За

эту идею тут же крепко ухватилась либерально настроенная интеллигенция,

впитавшая в себя марксистские идеи всеобщего равенства и поголовной

справедливости. Теперь оставалось ответить только на один вопрос: на

сколько все-таки интеллект тренируем, а насколько он заложен от природы? ***



Любопытно, что тесты по определению интеллекта поначалу подняли на

пьедестал почета такие борцы за равенство, как суфражистки (первое

поколение феминисток): их очень вдохновили опубликованные данные о том, что

средняя бродвейская танцовщица имеет коэффициент интеллекта выше, чем

средний американский военный. Но потом, когда тесты показали, что женщины в

среднем глупее мужчин, мнение феминисток к тестам на IQ резко переменилось.

Раздавались даже голоса об их запрете, как дискриминационных и унижающих

достоинство женщин.****



Тем временем тесты на IQ в США уже использовались вовсю и везде - с их

помощью университеты тестировали абитуриентов, предприниматели набирали

себе сотрудников поумнее. Пик успеха IQ пришелся на пятидесятые. А вот

шестидесятые годы принесли с собой массовое движение за права негров, общий

рост популярности социалистических идей и резкое полевение общества (позже

выразившееся в молодежной революции 1968 года).****



Защитники прав человека требовали отменить тесты на IQ, потому что из-за

них негров не принимают в вузы! Это расизм!.. Наибольший гнев у зашитников

вызывали следующие задания тестов: назвать столицу Греции, объяснить, что

означают слова <<уединение>> и <<харакири>>. <<Почему негр должен знать столицу

Греции?>> - возмущались они. В результате в 1964 году в учебных заведениях

Нью-Йорка резко упростили тесты на интеллект, выкинув оттуда все вербальные

вопросы и оставив только картинки, чтобы неграм было легче отвечать.****



Однако, ученые не собирались сдаваться. В конце шестидесятых известный

психолог Артур Дженсен опубликовал огромное исследование, которое

доказывало, что в среднем коэффициент интеллекта негров минимум на 10

пунктов отстает от IQ белых людей. Он же ответил на вопрос касательно

развития интеллекта: на 80% соображалка определяется генами и только на 20%

- тренировкой.****



Вообще, в его выводах не было ничего удивительного. Об отличиях людей

разных рас известно всем. Одни расы черные, другие узкоглазые, одни

высокие, другие низкие. У одних содержание тестостерона в крови выше, у

других ниже. Негры лучше белых преуспевают, например, в боксе, потому что у

них в среднем толще черепная коробка, соответственно, меньше вероятность

пробить до нокаута... Организмы монголоидов почти не усваивают коровье молоко

и алкоголь, в отличие от европеоидов... Число позвонков и потовых желез,

форма черепа, степень излучения альфа-волн в мозгу новорождённых,

склонность к дальтонизму, гальваническое сопротивление кожи... Все это

разнится от расы к расе, и все это определяется генетикой. Но ведь

интеллект тоже определяется генетикой! И, значит, тоже может иметь расовые

вариации.****



Однако, с последним утверждением социалистам и прочим левакам соглашаться

никак не хотелось. Вот если бы Дженсен написал, что негры умнее белых, с

ним бы никто не спорил и расистом не называл. Но трогать черных - боже

упаси, даже если это правда!****



В общем, Дженсена обвинили в расизме. Социалистический Советский Союз крыл

Дженсена именем св. Маркса и св. Энгельса почем зря. Советская пресса

вещала: <<Большим завоеванием негров в борьбе против дженсенизма и расизма

было принятие в сентябре 1975 г. Негритянской психологической ассоциацией

рекомендации <<разработать и передать в Организацию Объединенных Наций

петицию с обвинением Соединенных Штатов в геноциде (! - А.Н.) по отношению

к чернокожим американцам>>. ****



Кстати, председатель этой ассоциации черных психологов, объединившихся по

цвету кожи, отплатил Советам доброй монетой, сказав: <<Присмотритесь, везде

вокруг нас происходят социальные изменения. В Африке, Азии, Южной Америке,

в Карибском бассейне и даже Европе социализм дает свои ростки... Наступает

эпоха социализма, и это совершенно очевидно. А у наших предков (негров -

А.Н.) был социализм задолго до начала колониальной эксплуатации.>>****



Социализм активно боролся с IQ!.. Сторонники оголтелого равноправия

кричали, что негры проигрывают потому, что тесты написаны белыми и потому

слишком связаны с <<белой культурой>>. А также потому, что негры в среднем

беднее и потому малограмотные.****



На это им отвечали: негры живут в той же культуре, что и белые американцы и

говорят на том же языке. А вот прибывающие в США азиаты и говорят плохо, и

принадлежат к совсем иной культуре. И все равно решают тесты лучше

негров!.. Что же касается бедности, то индейцы в США беднее негров. Но

тесты, опять-таки, решают лучше последних!.. ****



Дженсена поддержали десятки специалистов, в том числе нобелевские лауреаты.

Они приводили данные о том, что в Калифорнии 62% учащихся в классах для

умственно отсталых детей являются неграми, в то время как негры составляют

лишь 28% всех учащихся... Они говорили, что констатация научного факта еще не

есть расизм. И если в среднем по интеллекту негры уступают белым, а женщины

мужчинам, то ничего страшного в этом нет - все равно в капиталистической

гонке все соревнуются индивидуально, а не командно.****



Тогда социалисты и прочие сторонники командных забегов придумали новую

фишку, они начали утверждать, что интеллект - гораздо более широкое

понятие, чем просто умение логически соображать. Да, неграм не удается

что-то такое, что хорошо получается у белых (действительно, практически нет

негров-математиков, философов, физиков, программистов), но зато негры

прекрасно плетут макраме и изобрели джаз.****



Пока либерал-социалисты искали утешение в джазе, к делу подключились

физиологи и антропологи. Они заявили, что отставание негров по IQ может

быть связано с их общеэволюционным отставанием - белые просто опередили

черных в развитии на несколько тысяч лет. Поэтому у белых в среднем на 100

г мозга больше, чем у черных. Кроме того, развитие мозга у черного ребенка

идет не так, как у белого - поначалу черные дети по двигательной и

умственной активности развиваются быстрее белых, но начиная с пяти лет

черные дети отстают: развитие лобных долей, отвечающих за логику и

абстрактное мышление у них заканчивается в более раннем возрасте, чем у

белых. При этом эти лобные доли черных менее развиты и имеют меньшее

количество извилин, чем у белых. (У детенышей человекообразных обезьян

развитие лобных долей и двигательной активности идет еще быстрее, чем у

негров, но и завершается гораздо раньше.) Именно поэтому, говорили

исследователи, негры так и не создали цивилизации, не было среди них Кантов

и Бетховенов, Колумбов и Архимедов. Просто когда-то эволюционные ветки

человечества разошлись, никто не виноват...****



Бейкер, Айзнек, Дженсен, Петерсон, Гаррет, Пинтер, Шуи, Тайлер и Йеркес

единодушно согласились, что в логическом и абстрактном мышлении, в

математике и умозрительной памяти чернокожие уступают белым. Наконец,

профессор Генри Гаррет в одной из своих забитых статистическими выкладками

книг привел данные о том, что на 1 черного одаренного ребенка приходятся

7-8 одаренных белых детей. При этом 80% одаренных черных имеют смешанную

кровь (с белыми или азиатами). С точки зрения генетики так и должно быть.***



Но не с точки зрения политкорректности! Каковая, постепенно делаясь на

Западе главенствующей идеологией и будучи активно продвигаемой леваками и

марксистами, постепенно стала цензурным кляпом для научных исследований и

тормозом на пути IQ-тестов.****



Еще одним фактом, который активно не нравился прекраснодушным

либерал-социалистам был следующий: по всем замерам IQ, проведенным в разных

странах, бедные слои населения оказывались гораздо глупее богатых. Казалось

бы, это естественно, что дураки живут хуже умных. Но социалисты все

переворачивают с ног на голову: они, мол, не потому бедные, что глупые, а

напротив - они глупые, потому что бедные! И стоит им отвалить денег из

бюджета, как вся гопота разом поумнеет.****



Либерал-социалисты с пеной у рта доказывали, что воспитанием можно из

Чикатилы воспитать Христа, а кто говорит иначе, тот расист. И что люди

рождаются как белые листы - что запишешь на них, то и получишь.****



По этой теории нанес мощный удар великий английский ученый Сирил Берт. Он

задумал и осуществил гениальный в своей простоте эксперимент. Если IQ

определяется генетикой, то у близнецов, которые являются генетическими

копиями, он должен быть одинаков, даже если они воспитываются в разных

семьях!.. Грандиозное исследование, проделанное Бертом доказало со всей

неопровержимостью: Ай Кью генетических копий действительно оказался

одинаковым, несмотря на порой очень отличающееся воспитание.****



Социалистам крыть было нечем. И тогда кому-то из них пришла в голову

гениальная идея: если нельзя доказать, что Берт неправ, давайте докажем,

что он подлец! На Берта обрушилась масса обвинений в фальсификации

материалов, в том, что он в своих работах выражал признательность никогда

не существовавшим ассистентам (зачем бы ему это понадобилось, интересно?)

Только через много лет, все эти обвинения рассыпались - нашлись и

ассистенты, и источники. Но было уже поздно - западный мир охватила

эпидемия политкорректности и аффирмации.****



Аффирмация - это предоставление преимущественных прав интеллектуально

отсталым группам населения (неграм, женщинам). Так, например, в современной

Америке легче получить работу или поступить в вуз негру, потому что он

черный или женщине, потому что у нее нет члена. В СССР тоже была такая

практика при поступлении в вузы, только у нас роль негров играли

отслужившие в армии и отупевшие там донельзя, разные рабфаковцы, ветераны

афганской войны и пр. - для них проходной балл был ниже.****



К чему приводит подобная политика?.. Она разрушает мир, как алкоголь печень.



Вся прошлая тысячелетняя эволюция человечества была естественным отбором на

лучших - преимущества получали люди с хорошей соображалкой. Они и строили

цивилизацию. Именно в эту сторону хотели толкать человечество изобретатели

тестов на интеллект. А получилось все наоборот...****



На IQ-тесты западные шариковы и швондеры прочно налепили ярлык расизма и

шовинизма. В 1979 году суд Калифорнии запретил использовать тесты для

направления учащихся в классы коррекции. Плохие результаты IQ-теста сегодня

на Западе не могут служить основанием отказа в приеме на работу, даже если

наниматься придет полный идиот. Во многих странах при приеме на работу

тесты проводить вообще запрещено. Не учитываются они и при приеме в

университеты и колледжи. Напротив, зачастую преимущество поступления дается

глупым, а не умным. Это значит, что вместо естественного отбора на лучших,

западные либерал-социалисты включили в обществе противоестественный отбор

на худших. Отбор не на выживание, а на вымирание.****



И вот результат... В неполиткорректном 1973 году, всего через пять лет после

убийства знаменитого борца за права негров Мартина Лютера Кинга, зарплата

белых и черных выпускников колледжа практически не различалась - белые

выпускники получали лишь на 3,7% больше. А вот в насквозь пропитанном

политкорректностью 1989 году, когда за дискриминацию в полпинка можно

угодить под суд, зарплата белых выпускников превысила зарплату черных аж на

15,5%! Отчего же это черным, несмотря на все преференции, так и не удается

зарабатывать хотя бы вровень с белыми, отчего их доходы падают?.. А из-за

преференций! Потому, что навыпускали дерьмовых специалистов, принятых в

колледж только за цвет кожи. Клиенты знают цену таким специалистам и не

хотят им платить...****



Может быть, рынок расставит все по своим местам? Не было бы только поздно...**



Александр КУКУШКИН



avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Вт Фев 26, 2013 4:18 am

<<Ещё в далёком 1971 году он опубликовал статью, утверждая, что интеллигентность является в основном наследственным качеством и, какие бы попытки не делались подравнять её у разных людей, эгалитарный подход не действует.>>

Вот почему у старых евреев обычно сравнительно интеллигентная внешность. Вот почему русские антисемиты склонны считать пожилого человека интеллигентной внешности евреем. Шучу конечно, но что-то в этом есть.

Хаг Пурим самеах!!



“The Bell Curve”, что переводится на русский язык как «Колоколообразная Кривая», это всего лишь название книги.

Книга эта увидела свет в сентябре 1994 года, вышла она на английском языке в Соединенных Штатах в издательстве «Free Press». Авторы её – два Американских профессора: психолог Ричард Хернcтайн и политолог Чарлз Марри и книга сугубо научная. Причём достаточно объёмная, в ней около 850 страниц.



Несмотря на сугубо научный характер и по тематике и по стилю изложения книги, она привлекла к себе всеобщее внимание и вызвала многочисленные и порой крайне резкие отклики, причём не только и не столько в научных кругах, сколько в самых широких слоях Американского общества. Причина такого интереса лежит на поверхности: выводы книги потрясли те социальные основы, на которых построено современное Американское общество.



Книга имеет подзаголовок «Интеллигентность и классовая структура в Американской жизни». В качестве меры интеллигентности выступает параметр IQ, сокращение от английских слов intelligence quotient, количественная оценка уровня интеллекта человека. Параметр этот определяется с помощью специальных тестов, которые рассчитаны на оценку мыслительных способностей (а не уровня знаний, то-есть эрудированности). Тесты IQ разрабатывались таким образом, чтобы среднее значение для очень большой массы людей было 100, 50% этой большой массы имели значения между 90 и 110 и по 25% - ниже 90 и выше 110. Распределение любой совокупности случайных величин относительно их среднего значения носит название «нормального распределения Гаусса», которое в графическом виде имеет вид кривой в форме колокола. Названа эта кривая так по имени выдающегося немецкого математика Иоханна Карла Фридриха Гаусса (1777 – 1855), который ввёл её в обиход. Отсюда и название книги. Попутно заметим ещё раз, что в центре (то-есть средний общечеловеческий интеллект) I.Q. имеет значение 100. Лица, имеющие IQ выше 130, характеризуются как люди талантливые, ниже 70 - как умственно отсталые.



Авторы, опираясь на обширные статистические данные, рассматривают вариации в интеллигентности у различных групп Американского общества, предупреждают об опасных последствиях разрывов в уровнях интеллигентности этих групп, предлагают корректировки национальной социальной политики, призванные уменьшить эти опасные последствия.



При этом, оба профессора в своей книге убеждённо защищают тезис, что параметр I.Q. является определяющим в жизни людей и от его величины зависят многие качества, достижения, неудачи и само поведение людей, что в конечном итоге определяет весь их характер жизни, экономическое благосостояние, способность успешно выполнять ту или иную работу, шанс стать преступником и даже возможность нежелательной беременности и т.д. Если теперь к этому добавить, что оба профессора полагают, что определяющим фактором для IQ каждого человека является его наследственность, то далее следует вывод, плохо согласующийся с общепринятыми в Соединенных Штатах понятиями: люди не равны и такими и рождаются и, что бы общество не делало для них, разницу между людьми можно чуть уменьшить, но полностью устранить невозможно. То-есть люди с момента рождения принципиально разные по своим талантам и возможностям, таковыми останутся всю жизнь и шансы добиться успехов на жизненном пути у них тоже разные.



Для такой книги две вещи были очевидны с самого начала: она станет бестселлером, что и случилось, она вызовет массу откликов, что также случилось. В первые же месяцы после её выхода в свет в разных странах было продано 400 000 экземпляров – немыслимое количество для толстой, дорогой и сугубо научной книги. И появилось несколько тысяч откликов и комментариев. В попытке опровергнуть авторов книги были написаны статьи, сделаны доклады и даже сочинены другие книги, главная цель которых была доказать ошибочность взглядов авторов «The Bell Curve». Но и защитников оказалось достаточно. Среди прочих, например, 52 профессора, в большинстве психологи, многие – признанные авторитеты в области исследования интеллекта и в смежных областях, опубликовали коллективное заявление в газете «Wall Stree Journal» в том же 1994 году, защищающее выводы авторов книги. Душой этой группы была Линда Готфредзон, которая сама опубликовала вызвавшую заметный интерес статью, в которой совершенно однозначно утверждала, что «интеллигентность, выраженная через измеренный параметр I.Q. является наиболее точным и эффективным предсказателем, дающим понятие о будущих индивидуальных достижениях человека в школе и на работе».



Несколько слов об авторах. Чарльз Алан Марри, родился в 1943 году, он – политолог, являющийся сотрудником Американского Института Предпринимательства в столице страны – Вашингтоне. Это – академическое учреждение консервативного плана. Ричард Д. Хернстайн, родившийся в 1930 году, психолог, профессор Гарвардского Университета в Бостоне. К большому сожалению он скончался от болезни лёгких буквально перед самым выходом книги в свет в возрасте всего 64 лет. В Гарварде он преподавал в течение 36 лет. Университет этот – один из лучших в мире, является оплотом либералов и человеку консервативного мышления, каковым был профессор Р. Хернстайн, было там не легко.



Ещё в далёком 1971 году он опубликовал статью, утверждая, что интеллигентность является в основном наследственным качеством и, какие бы попытки не делались подравнять её у разных людей, эгалитарный подход не действует. На него обрушился шквал критики со стороны либеральных учёных, ибо Р. Хернстайн косвенно показал, что многочисленные социально-образовательные программы в помощь социально слабым, ставшие популярными в Соединенных Штатах в то время, дадут очень ограниченный эффект и никак не решат проблему. Он развил теорию, согласно которой общество подразделяется на социальные группы или слои, причем фактором, определяющим принадлежность к тому или иному слою является показатель интеллигентности (I.Q.), ибо чем выше этот показатель, тем более успешную карьеру человек в состоянии сделать и тем выше могут быть его доходы. Разумеется, Р. Хернстайн не был первым учёным с подобными идеями, из его предшественников и единомышленников наиболее известным был профессор Артур Енсен, психолог из Калифорнийского Университета в Беркли. Тот тоже указывал, что интеллигентность человека в значительно большей степени определяется наследственными факторами, чем образованием или экономическим статусом.



Против таких непопулярных воззрений высказывались не только либеральные коллеги, но и студенты, выступая с протестами на лекциях, и на общественных дебатах, участником которых Р. Хернстайн был, вопросы ему по большей части задавали скрыто, а часто и открыто враждебные. Но учёный был непоколебим и в другой статье, опубликованной в 1982 году, прямо указал, что I.Q. получают по наследству и тех, у кого этот показатель низкий, надо оставить в покое и учить лишь тому, что они способны воспринять и далее делать. В 1985 году увидела свет книга «Преступность и человеческая натура», написанная Р, Хернстайном совместно с политологом Джеймсом Вилсоном, в которой предпринята попытка доказать, что и склонность к преступности тоже имеет биологические корни, то-есть является во многом наследственным качеством. Естественно, что за появлением этой книги также последовали бурные дебаты. Основной огонь критики во всех дебатах вызывали не выводы авторов, ибо они строго доказывали их статистическими данными, а сам параметр I.Q.: правильно ли подобраны тесты для его измерения, насколько точно и с какой стороны он отражает интеллигентность человека и т.д.



Но это всё ещё были цветочки, а ягодки посыпались на читателей при ознакомлении с третьей главой книги «The Bell Curve», в которой рассматриваются познавательные способности и социальное положение расово-этнических групп, составляющих современное Американское общество, выраженные через тот же параметр I.Q. Обобщив многочисленные статистические данные авторы нашли, что его среднее значение для чернокожих жителей Соединенных Штатов ( политкорректно именуемых сегодня афроамериканцами) – 85, для латиноамериканцев (выходцев из Мексики и других стран Центральной Америки) – 89, для белых американцев – 103 и для выходцев из стран Восточной Азии – 106. При том, что средний национальный уровень принят за 100. Хотя авторы очень осторожны в своих выводах (понимая насколько они взрывоопасны) и всё время подчёркивают сложность проблемы, а также стараются не отрицать начисто роль окружающей среды (полагая, что наследственный фактор составляет только от 40% до 80% в формировании величины I.Q.) и оставляя ей некий процент в улучшении познавательных способностей, но ясно, что основная масса чернокожих и латиноамериканцев были, есть и будут в низших социальных группах, в соответствии со своим уровнем интеллекта, который достался им от родителей. И именно в этих группах – основные социальные проблемы, на решение которых тратятся громадные деньги.



Немудренно, что авторов тут же обвинили в расизме, что сегодня очень модно у либералов, хотя авторы не будучи политиками, а учёными все свои выводы тщательно доказывали общедоступными статистическими данными, проделав большой объём работы и сделав свою доказательную базу весьма убедительной. И ещё один интересный вывод дан в книге: средняя величина I.Q. людей, эмигрирующих в Соединенные Штаты в наши дни, лишь 95, что ниже среднего уровня по стране и сегодняшние эмигранты тянут страну вниз, а не толкают вперед как было век тому назад. Иными словами белые люди в страну более в страну не едут, для них она не привлекательна. Сегодняшние новые иммигранты менее трудолюбивы, менее предприимчивы, менее энергичны, чем в предшествующих поколениях.



Под ударом оказалась также и так называемая программа «позитивных действий» («affirmative actions»), являющаяся стержневой во внутриамериканской социальной политике со времен Президента Линдона Б. Джонсона, решившего создать в стране «великое общество равных возможностей». В соответствии с ней в федеральных учреждениях должны быть созданы равные возможности трудоустройства для всех, препятствуя «дискриминации на почве цвета кожи, религии, пола или национального происхождения». На деле это процентная норма наоборот, когда в каждом федеральном учреждении надо иметь и чернокожих и латиноамериканцев и т.д., то-есть выдержать расовые квоты, чтобы не быть обвиненным в дискриминации. В итоге зачастую из нескольких кандидатов на рабочее место выбирается не самый способный, а тот, у кого нужная этническая принадлежность, а таланты и способности становятся вещью более второстепенной. Лишь 15-20% афроамериканцев имеют I.Q, выше 100, что позволяет хоть как-то завершить учёбу в колледже, и лишь 2.5% имеют I.Q, выше 115, что позволяет сделать это вполне успешно. В количественном исчислении это 700 000 – 750 000 человек, то-есть грамотных чернокожих элементарно не хватает для того, чтобы заполнить существующие вакансии в федеральных учреждениях в соответствии с программой «позитивных действий».



А где же в этой пёстрой Американской картине евреи? Авторы книги не забыли и их, указав, что средняя величина I.Q. для этой группы населения имеет величину 113. То-есть евреи – ведущая этническая группа в Соединенных Штатах по своим мыслительным талантам и способности к обучению.



Величину I.Q. связывают с возможностью овладения различными профессиями. Так неквалифицированные рабочие (типа сельскохозяйственных) обычно обладают I.Q. с величиной равной 70 – 80, низкоквалифицированные рабочие обычно имеют I.Q. величиной 85 – 90, среднеквалифицированные рабочие (водители грузовиков, работники производственных линий на предприятиях и т.д.) должны обладать I.Q. равным 90 – 95, высококвалифицированные рабочие (электрики, столяры, станочники и т.д.) равным 95 – 100, чиновники, администраторы, менеджеры низшего уровня и лица, занимающиеся сбытом и продажей, равным 100 – 105, у выпускников колледжей и университетов с первой степенью I.Q. находится на уровне 110 – 115, у обладателей второй и третьей учёных степеней – не ниже 115, у университетских профессоров, учёных исследователей, ведущих врачей – не ниже 125.



Таким образом, если наследственность действительно является основным фактором, определяющим величину I.Q., то ясно что уже при рождении во многом предопределено место, которое человек будет занимать в обществе, определён возможный круг его занятий, его доходы и его социальное положение. Отсюда недалеко до вывода, что лучшее, что человек может передать своим потомкам – это свои гены, если те обеспечат для этих потомков высокий показатель I.Q. Иными словами, пока семья остаётся чисто еврейской по происхождению, дети в такой семье при рождении имеют шанс получить более щедрые подарки от своих родителей, чем в семьях их нееврейских соседей.



Чем объясняют высокое значение параметра I.Q. у евреев? Разумеется, их специфичной историей и образом жизни. В большинстве стран еврейской диаспоры в разные времена действовали те или иные ограничительные законы для евреев. Что вынуждало евреев развивать такие качества, что давали им возможность добиваться успеха даже при наличии таких ограничений, которые в писанном, а часто и в неписанном виде есть в тех обществах, где отношение к евреям негативное. Образование обычно высоко ценилось у евреев и традиция во что бы то ни стало дать детям образование сохранилась и до наших дней. Разумеется, в древнем и средневековом мире это заключалось в массовом и углубленном изучении Торы, которая тогда была чем то вроде энциклопедии известных на то время знаний. Еврейские общины всегда поддерживали и пропагандировали изучение Торы. Обладая более натренированными мозгами еврейские юноши далее могли успешно посвящать себя занятиям, требующим более высоких мыслительных способностей, в первую очередь в мире финансов и торговли, где требовался более высокий интеллект. И где они, конечно, были более успешны чем малограмотные дети крестьян и ремесленников. Еврейские общины вообще отличались высоким уровнем грамотности. Наиболее талантливые ученики становились раввинами, причём многие из них знание Торы сочетали с занятиями другими науками и искусствами. Что бы о них не говорили, но евреи всегда сочетали изучение Торы с работой, среди евреев всегда был заметно ниже процент бездельников, бродяг, попрошаек и т.д. и всегда было полно хороших работников. Разумеется, в тех областях деятельности, куда евреев допускали. Поэтому, когда началось бурное развитие науки, техники, технологии, евреи оказались очень востребованными.



Как они востребованы в любой стране, что хочет развивать науку, технику, искусства. Правда, где-то пользу от евреев понимают, а где-то не очень. К последним относился и Советский Союз. А вот известный в наши дни немецкий бывший банкир, а ныне общественный деятель Тило Заррацин пишет: «Я бы не стал возражать (против приезда в страну), если бы речь шла о восточноевропейских евреях, I.Q. которых на 15% выше чем у немцев.» Правда, откуда у него такие данные он не указывает.



Не буду утомлять читателя доказательствами еврейских талантов, упоминая о количестве Нобелевских лауреатов, лауреатов других всевозможных премий и конкурсов и т. д. Известно и без меня об успехах евреев в бывшем Советском Союзе и в Соединенных Штатах в науке, в искусстве, в общественной жизни. Покажу роль еврейских мозгов на примере другого государства, о котором читатели, наверняка, знают куда меньше – Венгрии. Ещё сто лет тому назад Венгрия была составной частью одного из крупнейших государств Европы – Австро-Венгерской Империи. Во время Первой Мировой войны эта Империя воевала вместе с Германией против Великобритании, Франции и России, войну проиграла, Империя распалась и Венгрия стала самостоятельным государством. При этом победители начертали новые границы и Венгрия потеряла все территории, где венгры жили вместе с другими народами: словаками, сербами, румынами. У венгров осталась лишь треть прежней территории и треть венгров оказалась за пределами границ своего государства: в Румынии, Чехословакии и Сербии. Евреи, которые жили в Венгрии в значительных количествах, оказались единственным заметным национальным меньшинством в стране (около 6% её населения).



В самом начале двадцатых годов двадцатого века евреи составляли в стране около 60% всех практикующих врачей, 51% адвокатов, 39% инженеров и химиков, занятых на частных предприятиях, 34% издателей и журналистов, 29% музыкантов. Четверть студентов в университетах страны были евреи, а в Будапештском Технологическом Университете их было 43%. Евреям принадлежала значительная часть промышленных предприятий в стране, их было много среди владельцев недвижимости, среди банкиров и членов Будапештской биржи.



В марте 1919 года году власть в Венгрии захватили коммунисты во главе с Бела Куном, значительная часть их лидеров были евреи (Бела Кун, Тибор Самуэли, Эно Ландлер), это революционное правительство немедленно начало проводить чистки среди населения, в ответ было сформировано контрреволюционное правительство, предложившее занять пост его главы адмиралу Миклошу Хорти. Через четыре с половиной месяца армия Румынии вошла в Венгрию, сбросила правительство Белы Куна и, когда в ноябре 1919 года румыны покинули страну, М. Хорти стал главой государства, получив в 1920 году пост Королевского Регента.



В стране установились антиеврейские настроения во многом из-за слишком активного участия евреев в недавней революции, да и та роль, что играли евреи буквально во всех областях жизни страны казалась М. Хорти нетерпимой. И он начал бороться с этим явлением старым и испытанным путем. В 1920 году правительство М. Хорти приняло так называемые «numerus clauses», не что иное как давно и хорошо знакомые процентные нормы, в соответствии с которыми количество еврейских студентов в университетах страны не должно было превышать пять процентов, как доля евреев в населении страны. Что стало ответом? Как и за четверть века до этого в Российской Империи – массовая эмиграция, в основном за океан, в Соединенные Штаты.



А теперь перенесемся в 1939 год. В Соединенных Штатах начинается работа над Манхеттенским Проектом, поначалу весьма скромным. Но уже начавшаяся в Европе война становится мировой, Соединенные Штаты – активным участником этой войны и проект, в котором также участвуют Великобритания и Канада, быстро набирает силу. Его цель – создание принципиально нового оружия, позже получившего название атомного, и способного преломить ход войны. Над таким же оружием работают и в Германии и немцев надо опередить. В начале сороковых годов в проекте уже заняты 130 000 человек. Дальнейшая история проекта известна: атомное оружие было создано и две бомбы были сброшены на японские города Хиросима и Нагасаки. Япония капитулировала. Жизни сотен тысяч американских солдат и миллионов японцев были спасены. Все эти люди погибли бы, если бы Американской армии пришлось высадиться в Японии и вести долгую и изнурительную войну там.



Ключевой к успеху явилась группа учёных - исследователей. И кто там задавал тон? Лео Силард, Юджин Вигнер, Джон фон Нойман, Эдвард Теллер, Майкл Поланьи. Всё это венгерские евреи, которых «мудрая» политика венгерских властей заставила уехать из страны. Что это были за люди?



Джон фон Нойман (1903 – 1957) почитается как величайший математик столетия, многие судя по значимости его работ считают его одним из выдающихся мыслителей века и ставят на второе место после А. Эйнштейна. Известен своими работами в областях квантовой механики, механики жидкостей и теории игр, которые позволили применить эту теорию в экономике, военной стратегии и в политических науках. В 1945 году стал руководителем проекта по разработке компьютеров университета в Принстоне и был столь важным участником в этих разработках, что заслужил титул «отца компьютера». Внёс заметный вклад и в разработку ракет. Лауреат престижной премии Энрико Ферми, был членом Американской Комиссии по атомной энергии.



Юджин Вигнер – лауреат Нобелевской премии по физике за исследования в области абсорбции нейтронов. Химик по образованию, он далее переключился на теоретическую физику и преподавал в Берлине, а затем в Принстоне. Его работы сыграли важную роль в создании ядерных реакторов.



Лео Силард первый предложил использование атомной энергии для создания ядерного оружия. Разработал основы ядерной цепной реакции.



Эдвард (Эд) Теллер – самый младший из группы. Работал со знаменитым итальянским физиком Энрико Ферми (который не будучи евреем тем не менее бежал в Соединенные Штаты из-за жены еврейки и стал участником проекта). Помог убедить Альберта Эйнштейна написать историческое письмо Президенту Ф. Д. Рузвельту в 1939 году, убедив того начать Манхеттенский проект. Вместе с Силардом и Вигнером входил в состав шестёрки учёных, руководившей проектом. В дальнейшем продолжил работу над созданием современного оружия и считается «отцом водородной бомбы». Лауреат премии Энрико Ферми, присуждаемой Американской комиссией по атомной энергии, в 1962 году был назначен директором Лаборатории по созданию оружия в Ливерморе (Калифорния).



Майкл Поланьи – участник проекта из Великобритании, известный своими теоретическими работами в области физической химии. Его дедушка по матери занимал пост главного раввина Вильно (Вильнюса).



К этой шестёрке можно добавить ещё одного выдающегося учёного – Теодора фон Кармана, физика и специалиста по аэронавтике и астронавтике, с именем которого связаны многие достижения в области аэродинамики. Одним из его предков является знаменитый рабби Иехуда Бецалель из Лоева. Учился в Будапеште, затем в Германии, в Геттингене, в 1922 году организовал первую конференцию Международного союза теоретической и прикладной механики. В начале тридцатых годов эмигрировал в Соединенные Штаты, где стал директором Лаборатории Аэронавтики Гуггенхайма при Калифорнийском технологическом институте. Во время войны – ведущий эксперт по разработке ракетных технологий, после войны – основатель и руководитель нескольких научных центров в Соединенных Штатах и Европе в области аэронавтики и астронавтики. Его часто называют «отцом сверхзвуковых полётов». В возрасте 81 года Т. фон Карман был удостоен первой Американской Национальной Медали Науки, которую ему на церемонии в Белом Доме лично вручил Президент Джон Кеннеди. «За лидерство в инженерных и научных основах аэронавтики, за эффективное обучение и многосторонний вклад во многие области механики, за его прекрасные консультации вооруженным силам и за его поощрение международного сотрудничества в науке и инженерных делах.»



Правительство Миклоша Хорти успешно применяло процентные нормы. Не преуспело оно лишь в одном: шестеро уроженцев страны получило Нобелевские премии и в обход процентной нормы четверо из них были евреи. Правда, стараниями властей вся четвёрка уже жила за пределами Венгрии. К имени Юджина Вигнера добавляется имя Денниса Габора ( при рождении Денеш Гюнзберг). Учился в Венгрии, затем в Германии, там же начал работать. В 1933 году был вынужден оставить Германию и далее жил и работал в Великобритании. Изобретатель голографии, за что был удостоен Нобелевской премии по физике. Роберт Бараньи – самый старший из этой четверки, который был удостоен Нобелевской премии ещё в 1914 году. Врач по профессии он получил премию по разделу «физиология и медицина» за изучение работы вестибулярного аппарата человека и внерение методов лечения болезней, с этим органом связанных. Значительная часть его жизни прошла в Швеции. Джордж де Хевеши – лауреат Нобелевской премии по химии за открытие новых путей использования изотопного слежения. На его счету соучастие в открытии нового элемента периодической таблицы Менделеева – гафния, новаторское использование радиоактивных изотопов для изучения химических процессов, как например, метаболизм (обмен веществ) у растений и животных. Жил и работал в нескольких европейских странах, в 1943 году был вынужден бежать из Дании в Щвецию вместе с датскими евреями.



А что сегодня в Венгрии? Там уже нет тех проблем, что были: евреев в стране осталось лишь около 10% того количества, что были до войны. Но нет евреев – нет больше и Нобелевских лауреатов. Единственный уроженец Венгрии в списке Нобелевских лауреатов последних лет это биохимик А. Хершко, удостоенный в 2004 году Нобелевской премии по химии, но он уже более 60 лет живёт в Израиле и преподаёт в Хайфе, в Технионе, на тамошнем медицинском факультете.

Источник: Вениамин Чернухин,

avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  valery40 в Пт Мар 22, 2013 1:39 am


Александр Аскольдов
И тут я первый раз завязал шнурки...
Материал Андрея Сотникова
версия для печати (31758)
« ‹ – › »

(Страсти по “Комиссару” или еврейская судьба “Комиссара”)

Советский кинематограф, как известно, никогда не испытывал недостатка в трагических судьбах, но одна из самых загадочных и трагических судеб нашего кинематографа выпала на долю режиссера Александра Аскольдова, автора единственного фильма “Комиссар”, снятого в 67 году и после 20 лет борьбы, после многочисленных попыток уничтожения ленты все же чудом вышедшего на экраны. Не случись этого, осталась бы незаполненной одна из важнейших страниц летописи мирового кинематографа и русский кинематограф лишился бы десятка наиболее престижных мировых премий, а единственная русская актриса Нона Мордюкова не была бы включена Лондонской энциклопедией в число лучших актрис ХХ века.

На родине об Александре Аскольдове известно на удивление мало. Даже последняя киноэнциклопедия грешит массой неточностей, основываясь более на слухах и предположениях. Последнее время режиссер живет в Германии, где занимается преподавательской деятельностью. Недавно он приехал в Москву, где, в частности, провел творческий вечер в “Еврейском культурном центре”, посвященный 35-летию со дня создания фильма “Комиссар”. Там мы и познакомились и договорились, хоть отчасти, искупить вину отечественного кинематографа.

Андрей Сотников
Булгаков

На самом деле, я не настоящий кинорежиссер, по первой профессии - я филолог, окончил московский университет, отделение драматургии театра. Но так случилось, что, будучи студентом, я пришел в булгаковский дом. Булгакова в нем уже не было, там жила одинокая вдова Елена Сергеевна - это было в 54 году, - и в течение 5-6 лет мы с женой из этого дома буквально не уходили. Три года мы спали на кровати, под которой лежала часть рукописи “Мастера и Маргариты”, - мы “пропитались” этим великим романом. По договору с Еленой Сергеевной рукопись романа была разделена, потому что в те годы рукописи странным образом пропадали. Вместе с Еленой Сергеевной мы работали над архивом Булгакова, который позже был пущен с молотка. Это были незабываемые годы, годы надежд, - лучшие годы в моей жизни.

Мы прочитали насквозь всего Булгакова. Мы не все могли понять, мы не были готовы, чтобы постигнуть весь мир Булгакова, - но мы его уже тогда прочитали. Вам, наверно, доводилось читать уже опубликованный Дневник Елены Сергеевны Булгаковой? К великому сожалению, этот Дневник позже ею был переписан, мне доводилось читать его, когда он выглядел иначе – открою вам маленькую тайну, которую еще никому не открывал, потому что мне эта перекличка видится очень важной. Когда Михаил Афанасьевич умирал, несколько ведущих МХАТовцев обратились к Поскребышеву, секретарю Сталина, с письмом примерно следующего содержания: врачи рекомендуют Булгакову особый климат, рекомендуют ему климат Палестины, - мы просим вас дать разрешение на эту поездку Булгакова. И разрешение было дано. Елена Сергеевна записала в Дневнике, что Булгакову была рекомендована поездка, но она исправляла свой Дневник тогда, когда слово Палестина звучало не столь “комфортно”, как сегодня, и написала: Южная Италия, - что лично мне очень больно. Вот вам судьба Булгакова, вот вам булгаковский Иерусалим, вот вам его Палестина, в которой он не смог быть даже в воспоминаниях.

Я обивал редакции, пытаясь пробить что-то из наследия Булгакова. Написал о нем большую статью для “Литгазеты”. Статью хвалили, но не публиковали, она ходила из рук в руки. Как-то к нам приезжает фельдъегерь в форме НКВД и вручает мне письмо от Константина Федина, председателя Союза Писателей, – статья каким-то образом дошла и до него. Он писал о значении Булгакова, писал, что полностью поддерживает статью, и в конце была приписка: “Но ни мое, ни чье-либо вмешательство судьбу наследия Булгакова изменить не может, как вы понимаете, время для настоящей литературы еще не пришло”. В моем архиве это письмо Федина подшито к его же статье, опубликованной на следующий день в “Правде”, статья называется “Светлое время советского искусства”.

Сначала я стал литературным, театральным критиком. Как театровед я объездил многие города России – тогда в российской периферии были замечательные театры. Потом судьба забросила меня на административную работу, – я был своеобразным администратором, занимался кинематографической редактурой, старался делать для кинематографа все, что от меня зависело. Это было время крупных режиссеров, значительных фильмов. Вы, наверно, слышали о непростой судьбе картины Хуциева “Застава Ильича”? На дачу к Хрущеву возил эту картину я и был единственным, кто выступил в ее защиту. Так шла моя жизнь. Потом я понял, что нужно менять судьбу. Годы оттепели сменились заморозком, честно работать стало невозможно, административная карьера мне была глубоко противопоказана, и я пошел сдавать экзамены на Высшие Курсы Кинорежиссеров. Это было очень занятно, до этого я “экзаменовал” Герасимова, Пырьева, Ромма, а тут оказался перед ними в роли студента. Но я сдал экзамены и стал слушателем. Это был очень удачный курс – Панфилов, Агеев... И был снят фильм “Комиссар”. Но сначала я не собирался снимать эту картину. Я написал сценарий к фильму, в котором должны были играть Черкасов и Чирков. Это была история людей, которые ехали с Дальнего Востока в Москву, история о крахе иллюзий людей 30-х годов. Но так получилось, что я вспомнил рассказ Гроссмана и мгновенно представил себе будущую картину, – может, это миф или аберрация памяти, но сейчас мне это именно так представляется.

Гроссман

На мой взгляд, Гроссман - один из самых удивительных писателей. Я люблю у него буквально все: люблю его социалистические рассказики 30-х годов, в которых чувствуется невысказанная трагедия эпохи, люблю его роман “За правое дело”, который многие отринули, как произведение догматического, социалистического реализма и, естественно, я очень высоко оцениваю его последний великий роман. Вспомнив ранний рассказ Гроссмана “В городе Бердичеве”, я мысленно поменял все знаки препинания. Многие отождествляют этот рассказ с тем, что они видят на экране – да, это Гроссман, но это и не Гроссман. Фильм - это абсолютно самостоятельное произведение, по большому счету я только оттолкнулся от Гроссмана, вдохновился им. В картину вошел личный опыт, это все совершенно другое. В рассказе есть Ленин, там человек - Вавилова и недочеловек - Магазаник. Таким образом, набросав план картины, я позвонил вдове Гроссмана - это произошло через три недели после его кончины. Я пришел к ней в дом (в доме было пусто, холодно, сумеречно) и сказал, что мне хотелось бы вольно экранизировать рассказ, - она дала согласие. Но я прекрасно понимал, что сценарий этот не пройдет ни в каком виде: в 65 году одно слово “еврей” было практически эвфемизмом. Доходило до полного абсурда, когда, сняв картину, я не мог написать в титрах “Альфред Шнитке”. Мне говорили: не надо “Альфред”, пишите “А. Шнитке”. Я понимал, что сценарий обреченный, но при этом я и понимал, что не могу не делать эту картину.

Герасимов

Я позвонил Сергею Герасимову, с ним у меня были очень добрые отношения: на его студии я хотел снимать картину. В это время он на Урале, в Миассе, работал над очередной картиной. На мой взгляд, этот человек незаслуженно забыт, так же как еще недавно он был незаслуженно переоценен. Это был очень крупный человек с невероятно трагическим нутром, о котором мало кто что знал. Позвонив, я спросил у него: “Могу я к вам приехать? – А что случилось? - спросил он. - Я хочу вам показать сценарий, который не могу до этого показать никому другому”. И я вылетел в Миасс.

Сергей Афанасьевич несколько дней читал сценарий, потом на радостях на следующий день отменил съемки и говорит: “Будем справлять пельмени”. Надо сказать, что он был великим кулинаром. Мы поехали на убогий миасский рынок, там он выбрал нужное мясо. Он говорил продавцам: “Нет, это не то, ты не тем свою животину кормил”. Уходя с рынка, мы увидели слепца, который с белой свинкой торговал “счастьем”. Герасимов сказал: “Попытаемся”. Он заставил меня заплатить за это самое “счастье”, и мышка вытащила листочек, который я храню до сих пор. На нем лиловым карандашом написано: “Задумал большое дело, ждет большое несчастье, терпи, хорошие люди тебе помогут”.

Герасимов сказал: “Поезжайте, начинайте работать, но только молчите, кто бы что ни говорил”. Молчать я не умею и должен с полной уверенностью сказать, что, если бы не помощь Сергея Афанасьевича, не его авторитет, эту картину никто бы никогда не запустил. А так ее запустили с тем, чтоб при первой возможности сбросить под откос. Была собрана очень скверная съемочная группа, состоящая из одних алкоголиков; картина снималась на отсталой ялтинской киностудии. И вы знаете, эти алкаши и бандиты перестали быть алкашами и бандитами, на самом деле они оказались очень хорошими людьми, - они были моими главными заступниками. А директором у меня был абсолютнейший бандит. Как-то я прочитал интервью с Юрием Норштейном, человеком безупречнейшей репутации, он там говорит: “Самая трагическая судьба нашего кино – это Аскольдов, а директором у него был бандит Докучаев”. Этот директор писал на меня доносы раз в три дня. Так мы начали работать над картиной.



Сталинизм

Меня часто спрашивают: с чего все началось? Как-то в газете “Либерасьон” я прочитал: “В пять лет Аскольдов уже все знал о сталинизме”. Конечно, все про сталинизм я знать не мог, но со сталинизмом я действительно столкнулся в пятилетнем возрасте, сталинизм заставил меня очень рано повзрослеть. В ту пору мы жили в Киеве, мой отец был директором большого завода, моя мама была врачом, - очень красивой, благородной и умной женщиной, - мы были очень счастливой семьей. После того как арестовали отца, на следующий день приехали за моей мамой. Я не спал, подглядывал из-под одеяла. В квартире проходил обыск. Моя мама одевалась под насмешливыми взглядами людей из НКВД. Она попросила их отвернуться, на что те, нагло ухмыляясь, сказали: “Ничего, привыкай одеваться при мужиках”. Это была самая страшная картина в моей жизни: в моих глазах оскорбляли самого любимого человека. И ее увели. Выходя, один из НКВДешников приказал другому: “За мальчишкой вернешься, когда отвезешь ее в тюрьму”. И я понял, что мне нужно уходить из этого дома. Но передо мной стояли две неразрешимые проблемы: я не умел завязывать шнурки на ботинках – меня учили, но у меня это не получалось - и я не знал, как открыть английский замок. И тут я первый раз в жизни завязал шнурки, потом поставил стул - и замок открылся. Я захлопнул дверь и ушел в темноту ночного Киева. Помню, я шел по Крещатику, центральной улице Киева. Начинался ранний рассвет, была весна, цвели каштаны, воздух был напоен сладким запахом цветов, - с тех пор запах цветения я переношу с трудом. Почти инстинктивно я пришел к дому, где жили друзья моих родителей, многодетная еврейская семья. Я позвонил, меня увидели на пороге, все сразу поняли, расплакались, спрятали, сохранили. Позже они переправили меня моей бабушке. После войны, уже став взрослым человеком, я искал след этих людей - он оборвался в Бабьем Яру, их расстреляли с тысячами других киевских евреев.

Актеры

Мне было ясно, что Мордюкова рождена на эту роль, - других актрис, кроме нее, я не видел. Она заворожила меня своей обыкновенной необыкновенностью. Были и сейчас есть несколько талантливых актрис, но Мордюкова – это кусок породы, кусок естества, и эту естественную породу мне хотелось использовать. Правда, она невероятно трудна в работе, при очевидной легкости и естественности на экране.

Если Мордюкова была изначально найдена, то с Магазаником было сложнее. Не было еврейских актеров. Некоторые очень талантливые актеры отказались сниматься в картине. Я, конечно, видел на эту роль Быкова, он знал, что я его вижу – у нас шла своеобразная игра-кокетство, - мы присматривались друг к другу. И, наконец, был найден Быков. Быков - актер огромный, технически виртуозный, безмерно одаренный интеллектуально, - работа с ним обернулась ни с чем несравнимым наслаждением. Для моего поколения Соломон Михоэлс, этот еврейский гений, был мифом, легендой. Мне не пришлось видеть его на сцене, я был тогда слишком мал, но незабвенный Ростислав Плятт, его коллега, как-то мне шепнул после просмотра “Комиссара”: “А Быков-то у вас выше Михоэлса, выше”. И, вы знаете, я ему поверил.

Я очень благодарен Шукшину, что он согласился сниматься в картине, несмотря на небольшую роль, не просто сниматься, он был среди немногих, кто выступил в защиту картины, когда ее избивали. Не была найдена только Мария, жена Магазаника, я никак не мог найти женщину, которая мне являлась во сне. И мы поехали на Украину снимать без Марии.

Почти каждую неделю приходили телеграммы о закрытии картины. У меня сохранилось 8 таких телеграмм. Мы ехали через Одессу, где мой товарищ снимал картину. Я побывал у него на съемках и понял, что мне нужна девушка, которая должна была у него сниматься. Я назначаю ей свидание и уговариваю сниматься в своей картине. Несмотря на неутвержденную роль, начинаю снимать Раису Недашковскую. Она была очень хороша тогда, она и сейчас хороша. Это человек поразительной доброты и нежности. Вот мы с ней идем по нынешнему Киеву, подходим к базарчику, и весь этот торгующий и покупающий люд бросает все и бежит к Недашковской: она любимица всей Украины. Но тогда она была очень неопытной актрисой и абсолютно не умела говорить. На меня сразу набросилась труппа. Мордюкова с Быковым задавили ее своим авторитетом. После первого съемочного дня ночью ко мне в номер пришел Быков: “Так, говорить она не умеет, выход один - все ее реплики ты передаешь мне. – Что же будет делать она? – недоумеваю я. – Она будет глухонемой. Ты не понимаешь, это метафора – это немота всего еврейского народа?!” И тем не менее Раиса у нас заговорила.

С возрастом меняется картина, меняется отношение к ней зрителей, и вот что удивительно: если на первых просмотрах замечали мастеров, Мордюкову и Быкова и только где-то там на периферии кадра Недашковскую, то сегодня она вровень с ними, а может, даже на авансцене.

Картина про многое

О чем этот фильм? Эта картина про многое. Я определяю ее как картину о любви, о любви к человеку, о любви к детям, к семье, о национальной толерантности, о любви к своей маленькой местечковой родине. Это и фильм-предупреждение. Мне сказали, что министр разоружения ООН отдал неофициальное распоряжение, чтоб все члены организации посмотрели картину Аскольдова “Комиссар”: это поможет им еще больше ненавидеть войну.

Но я не ставил перед собой цель сделать антивоенный фильм, так же как и не делал фильм антисоветский. Я для себя это так не формулирую – просто я так думал, я был так воспитан, - я не мог тогда снимать иначе. Для меня было важно показать историю любви, историю семьи как ячейки общества, как какую-то нерасторжимость духа любящих, помогающих друг другу людей. Ведь семья-то умирает в мире, по разным причинам: по материальным, по нравственным. На Западе вообще нет семьи. Эта наша российская, русская традиция ее еще хоть как-то спасает. Это фильм о России, не о евреях – евреи только строительный материал картины, - о трагической и светлой судьбе России.

Так случилось, что в России обо мне очень мало информации. Даже последняя “Киноэнциклопедия” грешит неточностями, основываясь больше на слухах и предположениях: вроде бы меня дважды исключали из партии, вроде бы я был под судом?..

Я не спешу ни опровергать, ни подтверждать. Я не понимаю, зачем слухи опровергать. У меня никогда не было потребности выступить с жалобой на собственную судьбу, - вокруг столько неустроенных, сломанных судеб, и, вообще, мы так трудно живем, что пристраиваться к плачущим нет никакого желания. И вместе с тем какая-то точность должна быть.

Действительно, меня дважды исключали из партии. В партию я вступал по глубокому убеждению после XXII антисталинского съезда. Действительно, был суд, меня уволили со студии, поставив штамп, что я профессионально непригоден и не могу быть использован в кино ни на какой работе. Этот документ существует до сих пор, его никто не отменял. Сейчас столько мифов, столько фантазий, столько рыдающих людей. Как сказал Ролан Быков: “Теперь столько кинематографистов расчесывает комариные укусы, выдавая их за фронтовые ранения”. И тем не менее был суд, мне предъявили обвинение в растрате государственных средств в особо крупных размерах, – фильм-то стоил немалые деньги. К великому сожалению, потом долгие годы мне не пришлось заниматься кинематографом.

Роман с Сусловым

Картину резали, жгли. Вышел соответствующий приказ об уничтожении картины “Комиссар”. Мне позвонили и сказали, что во дворе киностудии им. Горького жгут мою картину. Все происходило за закрытыми дверями, меня никто не хотел принимать. Я решил обратиться в родной ЦК партии, посчитал, уж если обращаться, то к самому Суслову. Наш роман с ним длился почти 20 лет – 20 лет я к нему обращался, написал множество писем, - знаю, что все они дошли до адресата. У меня установились доверительные отношения с его помощниками. Один из них даже исправно присылал нам с женой поздравления на революционные праздники. Ибо человек есть человек, и в разных структурах были разные люди. Как говорил незабвенный Евгений Шварц, порядочный человек - это тот, кто делает подлость без особенного удовольствия. Мне повезло, в моей жизни было много порядочных людей: один из них - это помощник Суслова С. П. Гаврилов. Когда начали жечь картину, я ему позвонил, был уже поздний вечер, он оказался в кабинете. Говорю: “Жгут картину!” – Он: “Не может быть! Пишите Михаилу Андреевичу и звоните завтра утром”. Я звоню, он мне говорит: “Приходите через час”. Я пришел, он выносит мне резолюцию Суслова: “Товарищу Романову прекратить безобразие”. Так резолюция серого кардинала остановила уничтожение картины, и она на долгие годы была отправлена под арест.

Забытый перестройкой

Из картины ушло несколько сюжетных линий – сейчас об этом очень тяжело вспоминать. Но позже, когда появилась возможность что-то доделать-переделать, я долго думал, а потом понял: не стоит ничего менять, надо оставить все так, как было снято тогда, ибо эта картина не только произведение искусства – простите за высокий штиль – это и документ своего времени. Можно ли было в то время снимать такие картины? Нет, почти нельзя. Но надо было это делать. И многие что-то делали, каждый на своем месте.

Как ни удивительно, самые грустные дни, которые я пережил, - это дни взлета демократии в нашем демократическом сообществе: ликования, V-й съезд кинематографистов, свобода, гласность, освобождение полочных картин – и они, действительно, соскакивали с “полки” одна за другой, правда, потом куда-то фактически все исчезли, кроме двух-трех. Но у меня была ситуация абсолютно безвыходная: в ноябре 86 года меня вторично исключили из партии и исключил меня не кто иной, а Борис Николаевич Ельцин. Я достаточно критически относился к тому, что происходило тогда, и написал ему письмо, где на 80-ти страницах дал анализ ситуации в российском кинематографе, - это были мои предложения, что сделать, чтобы наше искусство не замерло во времени. В ответ последовали репрессии: меня заочно исключили из партии, открыли очередное уголовное дело. И в то время, когда мои товарищи ликовали, меня поочередно вызывали в верховную, городскую и районные прокуратуры.

Но наступил знаменитый Московский кинофестиваль 87 года. После долгого перерыва на него приехали истинные звезды мирового кинематографа: Федерико Феллини, Джульетта Мазина, Роберт де Ниро, знаменитый колумбийский писатель Гарсиа Маркес… Состоялась пресс-конференция, я тоже попал на нее, - меня почему-то пропустили. Обстановка была очень непринужденной, присутствовало огромное количество иностранных журналистов, они наивно спрашивали: а про бисексуалов можно, а про гомосексуалистов?.. Им отвечали: Можно. Один колумбийский критик спросил: Господин Климов, а что, уже все полочные картины освобождены? Его сразу заверили, что все. И тут нечто иррациональное меня подняло, и я прошел через весь этот переполненный зал, наступая на чьи-то ноги, ничего не видя перед собой, только побелевшие физиономии своих коллег, и сказал: 20 лет я молчал, теперь дайте мне сказать. Моя речь была очень краткой, я сказал примерно следующее: 20 лет назад я снял картину, я не знаю, хорошая она или плохая, но я сделал ее так, как достало у меня в то время сил и умения; эта картина о боли человечества – о шовинизме; эта картина о роковой судьбе еврейского народа; в ней снимались крупнейшие русские актеры, - посмотрите эту картину и скажите, хорошая она или нет. Пресс-конференция после этого почему-то сникла, на меня двинулась армада телевизионщиков, фотокорреспондентов, - я никогда ранее с этим не сталкивался. Когда я вырвался из их объятий, в коридоре меня ждал весь белый Э. Климов, председатель пресс-конференции, он прошептал: “Вы знаете, что ваша картина не нравится Горбачеву?” Мне тогда было уже все равно. Я, вообще, против ненормативной лексики, поэтому очень не люблю творчество Сорокина, но тогда я по-сорокински отреагировал и на Горбачева, и на всех них. На следующий день Горбачев принимал Маркеса, и тот рассказал ему о моем демарше. Дана была команда сверху. Через день мне позвонил замминистра нашего кино и спросил: “Вы все еще настаиваете, чтоб “Комиссара” показали?”

Дальше все было, как в сказке

Был назначен просмотр в Белом зале Дома кино, в том самом зале, где в 67 году меня исключили из партии за того же “Комиссара”. В зал набилось невероятное количество самого разнообразного люда. Я стоял растерянный, потрясенный; навстречу мне шла какая-то женщина, казавшаяся мне необычайно красивой, она влепила мне поцелуй и сказала: “Ну, дождались”, - и тут я понял, что это Алла Борисовна Пугачева. Дальше все происходило, как в сказке – уже во время последовавшей за просмотром пресс-конференции пришла телефонограмма: “Есть разрешение, картина “Комиссар” выйдет в прокат”.

Вскоре картина была показана на Берлинском кинофестивале. Так из “черной” дыры мы вырвались на Запад. Но дело не в фестивале, дело в том невероятном резонансе, который имел фильм в Европе. В 88 году в Берлине “Комиссар” выиграл сразу четыре приза, что беспрецедентно для такого фестиваля, - здесь об этом не было ни строчки. За этим последовало участие на других кинофестивалях. На Западе у “Комиссара” невероятно успешная судьба, у него очень много крупных международных призов, в том числе очень важные для меня церковные призы. Там картина до сих пор идет в кинотеатрах, ее регулярно показывают на телевидении, продают на видеокассетах, скажем, в США кассета стоит 60 долларов. Картина в обиходе кинематографических школ, ее ценят не как полочную, не как перестроечную, а, очевидно, за какие-то свои нравственные и этические качества.

Все с моей картиной летали, получали призы, я об этом ничего не знал. В Берлине кто-то хватился: а где же режиссер “Комиссара”? Мне звонят из министерства, говорят: “Надо ехать в Берлин”. Я отвечаю (у меня есть такое плохое свойство): “А я без жены не поеду” – “Но у нас с женами никто не ездит”. Тогда, действительно, не ездили, это сейчас такую моду взяли, с женами, да на отдельном самолете. Но нам сделали исключение, и мы вылетели в Берлин. Там уже собрались все наши критики, те самые, которые создавали перестроечный кинословарь 86 года. А Бабеля в этом словаре нет, а Зускина нет, а Михоэлса нет. И никто даже сегодня об этой подлости вспоминать не хочет. А если мы не будем об этом вспоминать, ничего хорошего нам впереди не светит.

После Берлина нас выпустили в Австралию, потом, со скрипом, в Иерусалим. О, незабываемый Иерусалим! Это сейчас Израиль другой. А я им говорил: не торопитесь, вы такое получите! Но они тогда не понимали. Мордюкову задарили таким огромным количеством подарков, что понадобилось два грузовика, чтобы все их вывезти.

У картины за рубежом очень много призов. Как вы понимаете, рейтинги - это все условность, но тем не менее мы все ими живем: “Комиссар” был признан лучшим фильмом года в ФРГ, Швейцарии, Швеции, ГДР. В ГДР фильм через неделю показа запретили, и тогда в Дрездене начались студенческие волнения (в это время там служил товарищ Путин, он должен об этом помнить), и в результате протестов фильм был возвращен на экраны. В Германии картина “Комиссар” была признана самой успешной русской картиной в послевоенной Германии, ее там и сейчас показывают 5-6 раз в год. На Западе, в отличие от России – это только для информации, это не вызывает у меня восторга – у “Комиссара” огромная пресса, о нем написаны сотни статей, о нем снято несколько фильмов. Все это, конечно, меня радует, но, повторяю, я-то снимал фильм для России, для своего народа.

Горбачев, яростный противник картины, ничего в ней не понял. Это вообще очень темные люди. Не то что необразованные, не бюрократы, но это просто темные люди.

Он мне как-то звонил в Бремен несколько лет назад – он сейчас читает лекции на Западе - спрашивал разрешение использовать кадры из фильма для своих лекций. Говорит: хочу использовать два фильма – “Броненосец Потемкин” и вашего “Комиссара”.

Не хотелось, чтоб все было в прошлом

Не хотелось, чтоб все было в прошлом. Мы начали новую большую работу с Быковым, но он ушел, а актера, равного ему, я не вижу. Есть прекрасные актеры, но нет Ролана и нет фильма. Пока суд да дело, я написал… нечто – не хочется говорить, сценарий, сейчас все стали писать сценарии, и они воспринимаются как подделка, - я иначе отношусь к этого рода литературе. Это одновременно еще и роман. Он вышел в Германии, переводится на другие европейские языки. Называется “Возвращение в Иерусалим: история для кино, длиною в 20 лет”, к сожалению, его сюжет уже растаскивают другие режиссеры.

Последние годы я живу в Германии. Я не эмигрант, я российский гражданин, у меня нет постоянного места прописки за рубежом, у меня так называемая “виза почета” в Германии за заслуги перед немецкой культурой, которую я продлеваю раз в два года. Я пишу, читаю лекции в академии кино Германии и Швеции - за этим не стоит больших денег. Все еще мечтаю снять фильм о России.

В России же у меня нет никакой работы: никто не дает денег ни на фильм, ни на какие другие проекты. Недавно я решил позвонить министру культуры Швыдкому. Ему сказали: “Вам звонит Аскольдов”. И я слышу его вопрос: “А кто это такой?” Мне оставалось только положить трубку, потому что работать с псевдокультурой бессмысленно.

Я ничего не выпрашиваю, никому себя не навязываю. Я отказался здесь от всех наград: меня выдвинули на Ленинскую премию, я попросил меня снять, выдвинули на Государственную, я написал письмо с отказом, - но я просил только за себя, не за актеров. Мне не хотелось ничего брать от государства, которое столь цинично вело себя по отношению к картине.

То, что мы сегодня видим на экранах, это не кино и не телевидение. Я не хочу никого охаивать, но я очень хотел бы увидеть человека, который бы рассказал, что с нами сегодня происходит, на любом сюжете, – на мой взгляд, этого нет и в театре. И еще здесь поразительно неадекватно относятся к тому, что происходит на Западе. У наших людей нет представления, что такое Запад, что такое западная культура, в ней никто из наших не интегрировался и не интегрируется никогда. Потому что капитализм - это очень плохо. Тут почему-то прочно утвердилась идея: как повезло тем, кто уехал на Запад и там прижился. Да пропади это все пропадом. Прекрасней, светлее людей, чем в России, нет нигде и быть не может. По необходимости все мы там.

Я места себе здесь не нахожу

Я самоед, мне очень тяжело думать о судьбе моей страны. Я вижу величайшую несправедливость, которую некто ниспослал России. Раньше все было ясно, я знал с кем бороться, как противостоять системе, сейчас я не знаю. Сегодня настолько всем правят деньги, всем на свете. Интеллигенция в России никогда не была солидарна, но такой разнузданности, такого циничного, равнодушного отношения к людям никогда ранее она не демонстрировала. Это меня не то что тревожит, я места себе здесь не нахожу, - я не хочу быть среди них.

В России картина была номинирована только на “Нику” - премию получил Быков, Недашковская, получил оператор, получил композитор, - и ничего не дали Ноне Мордюковой, после чего она попала в больницу. “Забыли” об актрисе, которую Британская энциклопедия назовет лучшей актрисой ХХ столетия и именно за игру в фильме “Комиссар”!

История этого фильма действительно абсолютно необычна. По мне ездили танком двадцать с лишним лет, но я не спился, не продался, не приполз на коленях и не разрушился – то, что внутри нас происходит, никто не знает, – но внешне я не дал им порадоваться. Для чего я все это делал? Во мне живет такая идеалистическая, утопическая идея, мне кажется, что искусство может изменить человека, я думал, что, увидев картину, они станут лучше. Может, я ошибся?

Очерк создан на основе выступления А.Аскольдова в Еврейском культурном центре на Никитской и личных бесед с режиссером.

Записал Андрей Сотников





avatar
valery40
модератор
модератор

Мужчина
Количество сообщений : 1839
Возраст : 78
Дата регистрации : 2009-08-13

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 3 из 3 Предыдущий  1, 2, 3

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения