Париж времен Моссада

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Париж времен Моссада

Сообщение  shimon в Вс Ноя 29, 2015 12:28 am


Париж времен Моссада


Госпожа Мари-Клод Хамшари попрощалась с мужем и вместе с дочерью вышла из дома. Почти тотчас в квартире раздался телефонный звонок. Махмуд поднял трубку и услышал голос знакомого итальянского журналиста.

– Доктор Хамшари?

– Слушаю, – ответил он, и в следующий момент 175-й дом на рю д’Алезия, главной улице южного, 14-го парижского округа, сотряс мощный взрыв.

Махмуд Хамшари представлял Организацию освобождения Палестины (ООП) во Франции. Он слыл известным историком и был вхож в интеллектуальные круги Парижа. Однако мало кто знал, что он также являлся вторым человеком в группировке «Черный сентябрь», осуществившей множество терактов.

Самым известным терактом, осуществленным «Черным сентябрем», стало убийство 11 членов израильской олимпийской сборной на Олимпиаде в Мюнхене 5 сентября 1972 года. Моссаду было известно также о непосредственной причастности Хамшари к целому ряду других терактов. В их числе было покушение на Давида Бен-Гуриона в Дании в 1969 году и взрыв бомбы в багажном отделении швейцарского авиалайнера, летевшего из Цюриха в Тель-Авив, в 1970-м. Взрыв привел к гибели 47 человек – всех пассажиров и членов экипажа самолета.

В общем, Хамшари было за что опасаться израильских спецслужб. Вот почему он вел очень осторожный образ жизни. Всегда проверял, не следит ли кто за ним на улице, регулярно справлялся у соседей, не интересовался ли им кто-нибудь подозрительный, и даже взял за привычку уходить из ресторанов и кафе, прежде чем его заказ будет выполнен полностью. Вместе с тем, в доме, где он жил с женой-француженкой и маленькой дочкой, он чувствовал себя в безопасности. Просто потому, что знал: Моссад никогда не решится атаковать его, если будет хоть какой-то риск для жизни женщины и ребенка.

Как-то раз ему позвонили. Незнакомец представился итальянским журналистом, симпатизирующим борьбе палестинских арабов. Он попросил об интервью, уговорив Хамшари на встречу в кафе на другом конце города. Они отлично пообщались. Как выяснилось впоследствии, за время его отсутствия в пустой квартире побывали некие люди, оставившие в его телефоне заряд взрывчатки. На следующий день «итальянец», дождавшись, пока Мари-Клод с дочерью вышли из дома, позвонил из кафе напротив. И бомба взорвалась. Тяжело раненный Хамшари был доставлен в больницу, где спустя несколько недель скончался, успев все же сообщить парижским детективам, что «лишь Моссад был способен на такое…».

***

Судя по всему, устранение Хамшари действительно было делом рук Моссада. Взорванный через три месяца после теракта на Мюнхенской олимпиаде, Хамшари стал вторым в списке арабских террористов, уничтоженных в рамках операции «Божий гнев», считавшейся местью за убийство спортсменов. Впрочем, в 2006 году бывший начальник Моссада Цви Замир утверждал, что целью операции было не возмездие и уж точно не желание взять реванш, а исключительно нанесение ущерба террористической инфраструктуре ООП в Европе и срыв потенциальных терактов в будущем.

Убийство Хамшари 8 декабря 1972 года стало также первым из шести успешных операций по устранению террористов во Франции с 1972 по 1992 годы. По всей видимости, осуществленных Моссадом.

***

Спустя несколько месяцев, вечером 6 апреля 1973 года, Базиль аль-Кубайши, закончив ужинать в знаменитом кафе де ля Пэ, что напротив Парижской оперы, неторопливо возвращался по бульвару Капуцинок в свой отель на рю де л’Аркад возле церкви Мадлен. Весь путь должен был занять не больше восьми минут.

Профессор права в Американском университете Бейрута, Базиль аль-Кубайши совмещал чтение лекций по юриспруденции с должностью заместителя главы Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) под руководством Жоржа Хабаша. Именно НФОП, также входящему в ООП, принадлежала сомнительная честь быть первым из террористических организаций, которому удалось осуществить политический захват пассажирского самолета с заложниками. К середине 1973 года НФОП уже мог похвастать целой серией подобных терактов в различных аэропортах Европы и Ближнего Востока.

Еще до присоединения к НФОП в 1956 году аль-Кубайши пытался взорвать иракского короля Файсала. Затем дважды покушался на Голду Меир – один раз в США, другой – в Париже, на съезде Социалистического интернационала. Эти покушения, к счастью, провалились, чего нельзя было сказать о терактах, спланированных и организованных им в последующие годы. Самым кровавым из них стала бойня в израильском аэропорту в Лоде 30 мая 1972 года. Тогда погибло 26 человек: 17 христианских паломников из Пуэрто-Рико, гражданин Канады и восемь израильтян, включая выдающегося ученого, профессора Аарона Кацира.

Прибыв в марте 1973 года в Европу и поселившись в самом центре Парижа, аль-Кубайши намеревался обеспечить оружием европейский филиал НФОП и подготовить все для захвата израильского авиалайнера компании «Эль-Аль».

В тот вечер на площади Мадлен его ждали четверо: пара на улице и еще двое в машине. Они уже видели приближающегося к ним и ничего не подозревающего аль-Кубайши, когда внезапно перед террористом притормозил ярко раскрашенный автомобиль. Дама с внешностью, не вызывающей сомнений в ее роде занятий, предложила аль-Кубайши приятно провести время. Получив согласие, она вместе с аль-Кубайши умчалась на машине прямо из-под носа у агентов. Обескураженные, они решили было, что операция сорвана, однако по приказу своего командира остались на местах. Минут через 20 довольный аль-Кубайши был возвращен проституткой обратно на площадь Мадлен. Он успел сделать лишь несколько шагов, когда двое вооруженных людей, внезапно вышедших из тени, преградили ему дорогу.

– Нет, не делайте этого, – успел закричать он. Девять пуль в сердце оборвали его крик. Аль-Кубайши умер на месте. Его убийцы запрыгнули в ожидавший их автомобиль и скрылись.

***

Алжирский боевик Мохаммед Будиа слыл экспертом по взрывчатке. С 1959 года он сидел в тюрьме за нападение на нефтехранилище под Марселем, но в 1961 году бежал из заключения и внезапно увлекся драматургией. Так, что после провозглашения алжирской независимости в 1962 году даже стал директором Национального театра Алжира. Однако, как видно, глубокие марксистско-ленинские убеждения не позволили ему совсем оставить революционную стезю: в 1965 году алжирец пришел в НФОП. Вскоре переселившись во Францию под предлогом театральной карьеры, Будиа возглавил здесь и оперативный отдел НФОП.

Помимо взрывчатки, марксизма и драматургии, Будиа также увлекался женщинами. Он обладал удивительной способностью вербовать для участия в терактах молодых девушек, опьяненных левой идеологией, попутно заводя с ними флирт.

Вот почему весной 1971 года, после подрыва нефтеперерабатывающего завода в Роттердаме, где ему, правда, не удалось уничтожить израильские склады, Будиа отправил в Израиль трех молодых женщин с целью взорвать несколько гостиниц в Иерусалиме. В аэропорту Лода израильские спецслужбы арестовали девушек вместе с взрывчаткой в чемоданах. Спустя несколько месяцев Будиа в сопровождении другой дамы попытался организовать нападение на транзитный лагерь новых репатриантов из СССР в австрийском замке Шенау, но снова провалился. Наконец, ему удалось с помощью 20 килограммов взрывчатки подорвать нефтеперерабатывающий завод в Триесте. 250 тысяч тонн горящей нефти выплеснулось из нефтепровода, нанеся ущерб на два с половиной миллиона долларов.

Однако Моссаду долго не удавалось его разыскать. После убийства Хамшари Будиа был крайне осторожен. Используя актерские навыки, он чуть ли не каждый день переодевался, маскируясь и меняя внешний облик. Тем не менее к лету 1973 года Будиа удалось выследить на станции метро «Этуаль», возле Триумфальной арки. По одной из версий, его подвели женщины, пересказывавшие друг другу в парижских салонах свои любовные приключения с харизматичным террористом.

Так или иначе, поздно ночью 28 июня 1973 года Будиа отправился к очередной любовнице, проживавшей в Латинском квартале. Он оставил машину на рю де Фоссе-Сен-Бернар, ведущей прямо к мосту Салли через Сену. К полудню следующего дня, по обыкновению переодевшись женщиной, он вышел на улицу, внимательно осмотрел автомобиль, сел в него и включил зажигание. Бомбу, оставленную под сиденьем водителя агентами Моссада, Будиа не обнаружил. Мгновение спустя машина вместе с террористом взорвалась и сгорела.

***

Зухейр Мохсен возглавлял еще одну фракцию ООП – «А-Саика». Эта террористическая организация, находящаяся под значительным влиянием сирийских спецслужб, организовала за несколько дней до начала Войны Судного дня теракт в Австрии. Ее участники захватили в качестве заложников репатриантов из СССР в поезде, идущем в Вену.

Три года спустя, в январе 1976-го, во время гражданской войны в Ливане боевики организации – согласно некоторым источникам, непосредственно под руководством Мохсена – устроили резню ливанских христиан в городе Дамур. Активная поддержка сирийцев превратила организацию в мощную военную силу. Это очень беспокоило Арафата и на фоне его ссоры с сирийским диктатором Хафезом Асадом привело к стычкам между боевиками Мохсена и Арафата в Ливане. В 1976 году Арафат даже изгнал «А-Саику» из ООП, но вскоре принял обратно.

Весной 1979 года Израиль и Египет подписали мирное соглашение. В знак протеста «А-Саика» захватила в середине июля египетское посольство в Анкаре. Десять дней спустя Зухейр Мохсен был тяжело ранен в Канне на Французской Ривьере в лобби собственного дома. На следующий день он умер от ран в больнице имени Луи Пастера в Ницце. С его смертью организация «А-Саика» распалась и фактически перестала функционировать.

***

Специализацию в области ядерной физики уроженец Египта Яхье Эль Мешхед получил в Москве, проведя в СССР шесть лет. Вернувшись в 1964 году, он принял участие в египетской ядерной программе. Правда, через три года она была заморожена из-за разгрома в Шестидневной войне и наступившего вслед за этим экономического кризиса. Тогда Эль Мешхед отправился в Ирак и возглавил ядерные исследования там, наладив сотрудничество с Францией.

К весне 1979 года Франция построила для Ирака атомный реактор. Перед отправкой в Басру его доставили в порт Ла-Сен-сюр-Мер около Тулона, однако в ночь на 7 апреля корабль с реактором был взорван. Вероятно, агентами Моссада. Французское правительство пообещало, что поставит Ираку новый реактор. А летом 1980 года Эль Мешхед приехал в Париж сам, чтобы лично получить партию урана: присланную французами перед этим он забраковал как не отвечающую требуемым спецификациям.

И вот 14 июня 1980 года Яхье Эль Мешхед был найден мертвым в своем роскошном номере в отеле «Ле Меридиан Этуаль», расположенном в самом центре французской столицы на бульваре Гувион Сен-Сир. Французские власти снова подозревали в убийстве израильскую спецслужбу, но доказательств не нашли. Как известно, в конце концов в июне 1981 года израильские ВВС разбомбили иракский ядерный реактор, окончательно похоронив надежды Саддама Хусейна на создание ядерного оружия.

***

Глава внешней службы безопасности ООП Атеф Бсейсо прибыл в Париж из Берлина 7 июня 1992 года. По информации Моссада, Бсейсо был одним из последних оставшихся в живых участников теракта на Мюнхенской олимпиаде.

Впоследствии французская полиция утверждала, что Бсейсо сгубила любовь к машинам. Мол, Бсейсо ездил в Берлин за новым белым джипом «Ренегат», купленным по специальному заказу в США. И параллельно обзванивал ряд автомастерских, в которых собирался усовершенствовать свой автомобиль. Французы заявили, что в этот момент те, кто искали Бсейсо, и вышли на его след. В ООП, впрочем, подозревали, что утечка произошла непосредственно из французских спецслужб.

Так или иначе, поздним вечером Бсейсо закончил ужин в отеле «Пульман Парис», расположенном на левом берегу Сены в Монпарнасе,и направился к своей машине. В этот момент перед ним возникли двое молодых людей. Женщина толкнула его, а мужчина несколько раз выстрелил в грудь и шею. После чего, забрав все отстреленные гильзы, убийцы скрылись в автомобиле, в котором их ожидал третий участник покушения. Бсейсо скончался на месте.

Убийство Атефа Бсейсо, судя по всему, стало последней подобной операцией, проведенной во Франции. В том же 1992 году к власти в Израиле пришла коалиция левых партий. В норвежской столице Осло они заключили с главой ООП Ясиром Арафатом мирное соглашение. По нему он и его сподвижники – в том числе идейный лидер теракта на Мюнхенской олимпиаде Мохаммед Уде – могли уехать из Туниса, где они все скрывались от израильских спецслужб, и перебраться в области, освобожденные Израилем в ходе Шестидневной войны, для создания там арабской автономии.

***

Остается неясно, насколько глубоко во все перечисленные операции были вовлечены французские спецслужбы. Помогали они израильтянам, не мешали или, быть может, просто не могли воспрепятствовать? Одно можно сказать, что в Париже в те времена было куда спокойнее, чем теперь.
Автор: Александр Непомнящий

avatar
shimon
Приятный собеседник
Приятный собеседник

Мужчина
Количество сообщений : 700
Возраст : 70
Дата регистрации : 2009-02-23

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения